🔍 Начните печатать, чтобы искать по книге или перейти к нужной странице по номеру

Удобно листать не только прокруткой, но и клавишами‑стрелками:

 
между важными местами
Shift
между
разворотами
Нико­лай Тове­ров­ский

Управление проектами, людьми и собой

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2017
Нико­лай Тове­ров­ский

Управление проектами, людьми и собой

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2017
удк 65.012
ббк 65.290‑2
Т50
Тове­ров­ский Н. О.
Т50
Управ­ле­ние про­ек­тами, людьми и собой. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2017
ISBN 978‑5‑9907024‑3‑1

Прак­ти­че­ское руко­вод­ство по управ­ле­нию про­ек­том от замысла до вопло­ще­ния. Про­ек­том может быть сайт, при­ло­же­ние, стар­тап, ста­тья, ремонт, путе­ше­ствие, даже поход за хле­бом™. Учеб­ник пред­на­зна­чен для мене­дже­ров, руко­во­ди­те­лей, стар­та­пе­ров, дизай­не­ров, редак­то­ров, раз­ра­бот­чи­ков — и всех людей.

УДК 65.012
ББК 65.290‑2

Оглавление

удк 65.012
ббк 65.290‑2
Т50
Т50
Тове­ров­ский Н. О.
Управ­ле­ние про­ек­тами, людьми и собой. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2017
ISBN 978‑5‑9907024‑3‑1

Прак­ти­че­ское руко­вод­ство по управ­ле­нию про­ек­том от замысла до вопло­ще­ния. Про­ек­том может быть сайт, при­ло­же­ние, стар­тап, ста­тья, ремонт, путе­ше­ствие, даже поход за хле­бом™. Учеб­ник пред­на­зна­чен для мене­дже­ров, руко­во­ди­те­лей, стар­та­пе­ров, дизай­не­ров, редак­то­ров, раз­ра­бот­чи­ков — и всех людей.

УДК 65.012
ББК 65.290‑2

Оглавление

Скрыто 214 разворотов

Самоубийство

В этой главе при­ве­дена запись в «Живом жур­нале» автора, сде­лан­ная в 2013 году.

Я часто думаю о самоубийстве.

Само­убий­ство ведь не только физи­че­ское бывает, хотя и о нём я думал не раз. Уво­литься с работы, потому что тяжело, или раз­ве­стись с женой, потому что за••••ся, — тоже само­убий­ство. Ты сво­ими руками уби­ва­ешь работу или семью.

Бро­сить про­ект, уйти из инсти­тута, забить на тре­ни­ровки, пере­стать ходить на заня­тия — это всё формы самоубийства.

Но каж­дый раз, раз­мыш­ляя о само­убий­стве, я при­хожу к мысли, что само­убий­ство — это самое тупое, трус­ли­вое и позор­ное, что я могу сде­лать, потому что само­убий­ство избав­ляет от про­блемы лично меня, но не решает её. Нао­бо­рот, про­блема усу­губ­ля­ется и пере­кла­ды­ва­ется на плечи дру­гих. При­чём эти дру­гие на меня рас­счи­ты­вают и верят мне.

То есть само­убий­ство — это когда ты съ•••ваешь, выва­лив само­свал говна на тех, кто наде­ялся на тебя. Так посту­пают только самые кон­чен­ные г•••••ы.

В этом месте рас­суж­де­ний я обычно вспо­ми­наю исто­рию матери, кото­рая оста­лась одна с тремя детьми, и, не выдер­жав жопы, кото­рая нача­лась со всех сто­рон, про­сто спрыг­нула с крыши. Стоит гово­рить о том, как кай­фа­нули после этого её дети?

Поэтому любые само­убийцы — п••••••ы.

Только, пожа­луй­ста, обра­тите вни­ма­ние, что само по себе уволь­не­ние или раз­вод — это не само­убий­ство. Вполне можно осо­знанно решить, что работа тебе не под­хо­дит, и что ты хочешь найти работу лучше. Это про­сто смена работы. Обычно в таких ситу­а­циях ты всё доде­лы­ва­ешь и, сохра­нив при­я­тель­ские отно­ше­ния с началь­ни­ком, уходишь.

Да и с физи­че­ским само­убий­ством можно пред­ста­вить при­мер, когда оно будет само­убий­ством лишь фор­мально. Напри­мер, тебя через десять минут будут пытать и убьют, а у тебя за щекой кап­сула с циа­ни­стым калием. Рас­ку­сить её будет вполне раци­о­наль­ным реше­нием. Рас­ку­сы­вать, кстати, стоит на девя­той минуте, а не на пер­вой, потому что на вось­мой могут при­ска­кать свои и тебя спасти.

И что же делать, если ты на грани? Если всё про­тив тебя, вокруг одни уроды, тебя не пони­мают, не любят, бьют, орут, матерятся?

Во‑пер­вых, пере­чи­тать этот пост. Во‑вто­рых, с••а, тер­петь. А в‑тре­тьих, б•••ь, думать и действовать.

Оста­лась одна с детьми и нет денег? Терпи, с••а, думай и дей­ствуй. Детей срочно при­стра­и­вай в садик; со стар­шим про­веди работу, что халява кон­чи­лась и теперь он за глав­ного, пусть учится гото­вить; а сама е•••ь на трёх рабо­тах. И так далее. П••••ц с рабо­той — думай, как раз­гре­сти. Достала жена — пойми почему и исправь.

В худ­шем слу­чае резуль­тат будет такой же, как при само­убий­стве. Ты дей­стви­тельно сдох­нешь, тебя уво­лят, ты раз­ве­дёшься с женой. Но ты хоть будешь знать, что ты сде­лал всё, что мог.

Кстати, саму­раев, кото­рые чуть что любили заре­заться, я тоже плохо пони­маю. Ну обосрался ты, ну при­нято у вас кон­чать с жиз­нью в этом слу­чае, ну возьми меч и пойди в стан врага. Авось перед смер­тью заре­жешь пару‑тройку супо­ста­тов. Хоть как‑то свой косяк искупишь.

Самоубийство

В этой главе при­ве­дена запись в «Живом жур­нале» автора, сде­лан­ная в 2013 году.

Я часто думаю о самоубийстве.

Само­убий­ство ведь не только физи­че­ское бывает, хотя и о нём я думал не раз. Уво­литься с работы, потому что тяжело, или раз­ве­стись с женой, потому что за••••ся, — тоже само­убий­ство. Ты сво­ими руками уби­ва­ешь работу или семью.

Бро­сить про­ект, уйти из инсти­тута, забить на тре­ни­ровки, пере­стать ходить на заня­тия — это всё формы самоубийства.

Но каж­дый раз, раз­мыш­ляя о само­убий­стве, я при­хожу к мысли, что само­убий­ство — это самое тупое, трус­ли­вое и позор­ное, что я могу сде­лать, потому что само­убий­ство избав­ляет от про­блемы лично меня, но не решает её. Нао­бо­рот, про­блема усу­губ­ля­ется и пере­кла­ды­ва­ется на плечи дру­гих. При­чём эти дру­гие на меня рас­счи­ты­вают и верят мне.

То есть само­убий­ство — это когда ты съ•••ваешь, выва­лив само­свал говна на тех, кто наде­ялся на тебя. Так посту­пают только самые кон­чен­ные г•••••ы.

В этом месте рас­суж­де­ний я обычно вспо­ми­наю исто­рию матери, кото­рая оста­лась одна с тремя детьми, и, не выдер­жав жопы, кото­рая нача­лась со всех сто­рон, про­сто спрыг­нула с крыши. Стоит гово­рить о том, как кай­фа­нули после этого её дети?

Поэтому любые само­убийцы — п••••••ы.

Только, пожа­луй­ста, обра­тите вни­ма­ние, что само по себе уволь­не­ние или раз­вод — это не само­убий­ство. Вполне можно осо­знанно решить, что работа тебе не под­хо­дит, и что ты хочешь найти работу лучше. Это про­сто смена работы. Обычно в таких ситу­а­циях ты всё доде­лы­ва­ешь и, сохра­нив при­я­тель­ские отно­ше­ния с началь­ни­ком, уходишь.

Да и с физи­че­ским само­убий­ством можно пред­ста­вить при­мер, когда оно будет само­убий­ством лишь фор­мально. Напри­мер, тебя через десять минут будут пытать и убьют, а у тебя за щекой кап­сула с циа­ни­стым калием. Рас­ку­сить её будет вполне раци­о­наль­ным реше­нием. Рас­ку­сы­вать, кстати, стоит на девя­той минуте, а не на пер­вой, потому что на вось­мой могут при­ска­кать свои и тебя спасти.

И что же делать, если ты на грани? Если всё про­тив тебя, вокруг одни уроды, тебя не пони­мают, не любят, бьют, орут, матерятся?

Во‑пер­вых, пере­чи­тать этот пост. Во‑вто­рых, с••а, тер­петь. А в‑тре­тьих, б•••ь, думать и действовать.

Оста­лась одна с детьми и нет денег? Терпи, с••а, думай и дей­ствуй. Детей срочно при­стра­и­вай в садик; со стар­шим про­веди работу, что халява кон­чи­лась и теперь он за глав­ного, пусть учится гото­вить; а сама е•••ь на трёх рабо­тах. И так далее. П••••ц с рабо­той — думай, как раз­гре­сти. Достала жена — пойми почему и исправь.

В худ­шем слу­чае резуль­тат будет такой же, как при само­убий­стве. Ты дей­стви­тельно сдох­нешь, тебя уво­лят, ты раз­ве­дёшься с женой. Но ты хоть будешь знать, что ты сде­лал всё, что мог.

Кстати, саму­раев, кото­рые чуть что любили заре­заться, я тоже плохо пони­маю. Ну обосрался ты, ну при­нято у вас кон­чать с жиз­нью в этом слу­чае, ну возьми меч и пойди в стан врага. Авось перед смер­тью заре­жешь пару‑тройку супо­ста­тов. Хоть как‑то свой косяк искупишь.

Но во втор­ник утром рас­про­стра­нился слух, не на шутку встре­во­жив­ший Хар­ниша, газета сооб­щала, что, по досто­вер­ным све­де­ниям, на засе­да­нии Прав­ле­ния ком­па­нии Уорд Вэлли, кото­рое состо­ится в бли­жай­ший чет­верг, вме­сто обыч­ного объ­яв­ле­ния о раз­мере диви­ден­дов прав­ле­ние потре­бует допол­ни­тель­ного взноса. Хар­ниш впер­вые за все время запо­до­зрил нелад­ное. Он с ужа­сом поду­мал, что, если слух под­твер­дится, он ока­жется банк­ро­том. И ещё у него мельк­нула мысль, что вся эта гран­ди­оз­ная бир­же­вая опе­ра­ция была про­де­лана на его деньги. Ни Дау­сет, ни Гуген­хам­мер, ни Лет­тон не рис­ко­вали ничем. Хар­ниша охва­тил страх, правда, нена­долго, но всё же он успел очень живо вспом­нить кир­пич­ный завод Гол­дсу­орти; при­оста­но­вив все при­казы о покупке акций, он бро­сился к телефону.

— Я же пре­ду­пре­ждал вас, что подоб­ные слухи будут рас­про­стра­няться, — ска­зал Джон Дау­сет. — В этом нет ни кру­пицы правды. Даю вам слово джентльмена.

Хар­нишу стало очень стыдно, что он под­дался панике, и он с удво­ен­ной энер­гией при­нялся за дело.

•  •  •

Но вот гром гря­нул: слухи оправ­да­лись, прав­ле­ние ком­па­нии Уорд Вэлли пред­ло­жило акци­о­не­рам вне­сти допол­ни­тель­ный взнос. Хар­нишу оста­ва­лось только сдаться. Он ещё раз про­ве­рил досто­вер­ность сооб­ще­ния и пре­кра­тил борьбу.

В гости­нице он про­чёл экс­трен­ный выпуск, где сооб­ща­лось о само­убий­стве моло­дого чело­века, новичка в бир­же­вой игре, кото­рый, сле­дуя при­меру Хар­ниша, играл на повышение.

— Чего ради он покон­чил с собой? — про­бор­мо­тал про себя Харниш.

Хар­ниш ещё долго про­си­дел над кок­тей­лями, огля­ды­ва­ясь на своё про­шлое, заново пере­жи­вая труд­ные годы, про­ве­дён­ные в суро­вом краю, где он оже­сто­чённо дрался за свои один­на­дцать мил­ли­о­нов. Гнев вла­дел им с такой силой, что в нём вспых­нула жажда убий­ства и в уме замель­кали безум­ные планы мести и кро­ва­вой рас­правы над пре­дав­шими его людьми. Вот что дол­жен был сде­лать этот жел­то­ро­тый юнец, а не кон­чать само­убий­ством. При­ста­вить им дуло к виску. Хар­ниш отпер свой чемо­дан и достал уве­си­стый кольт.

•  •  •

— Ах, дья­вол, и ловко же вы тасу­ете карты, только попа­дись вам! Да вы не бес­по­кой­тесь, я не соби­ра­юсь спо­рить. Ваша была сдача, и вы обыг­рали меня, и тот не муж­чина, кто хны­чет при чужой сдаче. А теперь карты на столе, игра кон­чена, но… — Он быстро сунул руку в верх­ний кар­ман и выта­щил кольт. — Так вот, ваша сдача кон­чи­лась. Теперь сда­вать буду я.

За этим после­до­вало засе­да­ние, длив­ше­еся доб­рых три часа. Реша­ю­щим дово­дом явился не столько объё­мистый кольт, сколько уве­рен­ность, что Хар­ниш не пре­ми­нет вос­поль­зо­ваться им. Ни капи­ту­ли­ро­вав­шие парт­нёры, ни сам Хар­ниш не сомне­ва­лись в этом. Он твёрдо решил либо убить их, либо вер­нуть свои деньги. Но собрать один­на­дцать мил­ли­о­нов налич­ными ока­за­лось не так про­сто, и было много досад­ных про­во­ло­чек. Раз десять в каби­нет вызы­вали мистера Хови­сона и стар­шего бух­гал­тера. Как только они появ­ля­лись на пороге, Хар­ниш при­кры­вал газе­той писто­лет, лежав­ший у него на коле­нях, и с самым непри­нуж­дён­ным видом при­ни­мался скру­чи­вать папи­роску. Нако­нец всё было готово. Кон­тор­щик при­нёс чемо­дан из так­со­мо­тора, кото­рый дожи­дался внизу, и Хар­ниш, уло­жив в него банк­ноты, защёлк­нул замок.

Джек Лондон. Время‑не‑ждёт, 1910. Текст сокращён

В романе Джека Лон­дона «Время‑не‑ждёт» глав­ный герой Элам Хар­ниш был обма­нут и поте­рял всё состо­я­ние. Он не сдался и вер­нул потерянное.

Джек Лондон. Время‑не‑ждёт, 1910. Текст сокращён

Но во втор­ник утром рас­про­стра­нился слух, не на шутку встре­во­жив­ший Хар­ниша, газета сооб­щала, что, по досто­вер­ным све­де­ниям, на засе­да­нии Прав­ле­ния ком­па­нии Уорд Вэлли, кото­рое состо­ится в бли­жай­ший чет­верг, вме­сто обыч­ного объ­яв­ле­ния о раз­мере диви­ден­дов прав­ле­ние потре­бует допол­ни­тель­ного взноса. Хар­ниш впер­вые за все время запо­до­зрил нелад­ное. Он с ужа­сом поду­мал, что, если слух под­твер­дится, он ока­жется банк­ро­том. И ещё у него мельк­нула мысль, что вся эта гран­ди­оз­ная бир­же­вая опе­ра­ция была про­де­лана на его деньги. Ни Дау­сет, ни Гуген­хам­мер, ни Лет­тон не рис­ко­вали ничем. Хар­ниша охва­тил страх, правда, нена­долго, но всё же он успел очень живо вспом­нить кир­пич­ный завод Гол­дсу­орти; при­оста­но­вив все при­казы о покупке акций, он бро­сился к телефону.

— Я же пре­ду­пре­ждал вас, что подоб­ные слухи будут рас­про­стра­няться, — ска­зал Джон Дау­сет. — В этом нет ни кру­пицы правды. Даю вам слово джентльмена.

Хар­нишу стало очень стыдно, что он под­дался панике, и он с удво­ен­ной энер­гией при­нялся за дело.

•  •  •

Но вот гром гря­нул: слухи оправ­да­лись, прав­ле­ние ком­па­нии Уорд Вэлли пред­ло­жило акци­о­не­рам вне­сти допол­ни­тель­ный взнос. Хар­нишу оста­ва­лось только сдаться. Он ещё раз про­ве­рил досто­вер­ность сооб­ще­ния и пре­кра­тил борьбу.

В гости­нице он про­чёл экс­трен­ный выпуск, где сооб­ща­лось о само­убий­стве моло­дого чело­века, новичка в бир­же­вой игре, кото­рый, сле­дуя при­меру Хар­ниша, играл на повышение.

— Чего ради он покон­чил с собой? — про­бор­мо­тал про себя Харниш.

Хар­ниш ещё долго про­си­дел над кок­тей­лями, огля­ды­ва­ясь на своё про­шлое, заново пере­жи­вая труд­ные годы, про­ве­дён­ные в суро­вом краю, где он оже­сто­чённо дрался за свои один­на­дцать мил­ли­о­нов. Гнев вла­дел им с такой силой, что в нём вспых­нула жажда убий­ства и в уме замель­кали безум­ные планы мести и кро­ва­вой рас­правы над пре­дав­шими его людьми. Вот что дол­жен был сде­лать этот жел­то­ро­тый юнец, а не кон­чать само­убий­ством. При­ста­вить им дуло к виску. Хар­ниш отпер свой чемо­дан и достал уве­си­стый кольт.

•  •  •

— Ах, дья­вол, и ловко же вы тасу­ете карты, только попа­дись вам! Да вы не бес­по­кой­тесь, я не соби­ра­юсь спо­рить. Ваша была сдача, и вы обыг­рали меня, и тот не муж­чина, кто хны­чет при чужой сдаче. А теперь карты на столе, игра кон­чена, но… — Он быстро сунул руку в верх­ний кар­ман и выта­щил кольт. — Так вот, ваша сдача кон­чи­лась. Теперь сда­вать буду я.

За этим после­до­вало засе­да­ние, длив­ше­еся доб­рых три часа. Реша­ю­щим дово­дом явился не столько объё­мистый кольт, сколько уве­рен­ность, что Хар­ниш не пре­ми­нет вос­поль­зо­ваться им. Ни капи­ту­ли­ро­вав­шие парт­нёры, ни сам Хар­ниш не сомне­ва­лись в этом. Он твёрдо решил либо убить их, либо вер­нуть свои деньги. Но собрать один­на­дцать мил­ли­о­нов налич­ными ока­за­лось не так про­сто, и было много досад­ных про­во­ло­чек. Раз десять в каби­нет вызы­вали мистера Хови­сона и стар­шего бух­гал­тера. Как только они появ­ля­лись на пороге, Хар­ниш при­кры­вал газе­той писто­лет, лежав­ший у него на коле­нях, и с самым непри­нуж­дён­ным видом при­ни­мался скру­чи­вать папи­роску. Нако­нец всё было готово. Кон­тор­щик при­нёс чемо­дан из так­со­мо­тора, кото­рый дожи­дался внизу, и Хар­ниш, уло­жив в него банк­ноты, защёлк­нул замок.

Джек Лондон. Время‑не‑ждёт, 1910. Текст сокращён

В романе Джека Лон­дона «Время‑не‑ждёт» глав­ный герой Элам Хар­ниш был обма­нут и поте­рял всё состо­я­ние. Он не сдался и вер­нул потерянное.

Само­убий­ство не выход. Не сда­вай­тесь. Всё можно нала­дить. Можно раз­гру­зить рабо­чий гра­фик. Можно уде­лять доста­точно вре­мени семье. Можно отды­хать и путе­ше­ство­вать. И при этом всё успе­вать. В сле­ду­ю­щих гла­вах раз­бе­рём, как это сделать.

Само­убий­ство не выход. Не сда­вай­тесь. Всё можно нала­дить. Можно раз­гру­зить рабо­чий гра­фик. Можно уде­лять доста­точно вре­мени семье. Можно отды­хать и путе­ше­ство­вать. И при этом всё успе­вать. В сле­ду­ю­щих гла­вах раз­бе­рём, как это сделать.

Сделать завтра

В шут­ли­вом опре­де­ле­нии «зав­тра» — это мисти­че­ское место, где хра­нится 99% чело­ве­че­ской про­дук­тив­но­сти, моти­ва­ции и достижений.

Однако нет смысла сожа­леть о том, что в сут­ках всего 24 часа. Было бы 48, не хва­тило бы и их. Мы живём во вре­мени, оно бес­ко­нечно и всё наше, раз­ница только в том, насколько эффек­тивно мы его используем.

Дмитрий Медведев сожалеет о малой продолжительности суток

Дмитрий Медведев сожалеет о малой продолжительности суток

Сделать завтра

В шут­ли­вом опре­де­ле­нии «зав­тра» — это мисти­че­ское место, где хра­нится 99% чело­ве­че­ской про­дук­тив­но­сти, моти­ва­ции и достижений.

Однако нет смысла сожа­леть о том, что в сут­ках всего 24 часа. Было бы 48, не хва­тило бы и их. Мы живём во вре­мени, оно бес­ко­нечно и всё наше, раз­ница только в том, насколько эффек­тивно мы его используем.

Один из источ­ни­ков напрас­ной траты вре­мени — без­дум­ная реак­ция на раз­дра­жи­тели. Друг при­слал ссылку на смеш­ную ста­тью — мы открыли и стали читать. Кол­лега позвал пить кофе — мы пошли. Началь­ник тре­бует отчёт — мы всё бро­сили и делаем. Резуль­тат: важ­ные задачи сдви­ну­лись, день пре­вра­тился в ад.

Сегодня
Пони­ма­ние задачи
Пони­ма­ние задачи
Посмот­реть ссылку
Посмот­реть ссылку
Выпить кофе
Выпить кофе
Под­го­то­вить отчёт для началь­ника
Под­го­то­вить отчёт для началь­ника
Куль­тур­ный поиск
Куль­тур­ный поиск
Макеты про­мо­стра­ницы
Макеты про­мо­стра­ницы
Про­ве­рить баги
Про­ве­рить баги
Почи­тать книгу
Почи­тать книгу
Сегодня
Пони­ма­ние задачи
Пони­ма­ние задачи
Посмот­реть ссылку
Посмот­реть ссылку
Выпить кофе
Выпить кофе
Под­го­то­вить отчёт для началь­ника
Под­го­то­вить отчёт для началь­ника
Куль­тур­ный поиск
Куль­тур­ный поиск
Макеты про­мо­стра­ницы
Макеты про­мо­стра­ницы
Про­ве­рить баги
Про­ве­рить баги
Почи­тать книгу
Почи­тать книгу

Один из источ­ни­ков напрас­ной траты вре­мени — без­дум­ная реак­ция на раз­дра­жи­тели. Друг при­слал ссылку на смеш­ную ста­тью — мы открыли и стали читать. Кол­лега позвал пить кофе — мы пошли. Началь­ник тре­бует отчёт — мы всё бро­сили и делаем. Резуль­тат: важ­ные задачи сдви­ну­лись, день пре­вра­тился в ад.

Скрыто 37 разворотов

Тове­ров­ский Нико­лай Олегович

Управ­ле­ние про­ек­тами, людьми и собой

  • Арт‑дирек­тор и изда­тель Артём Горбунов

  • Иллю­стра­торы Вла­ди­мир Кол­па­ков и Михаил Голев

  • Раз­ра­бот­чики Рустам Кул­ма­тов,
    Васи­лий Полов­нёв и Андрей Ерес

  • Тести­ров­щик Сер­гей Фролов

  • Книга набрана шриф­тами
    «Бюро­се­риф» и «Бюросанс»

  • Дизайн‑бюро Артёма Гор­бу­нова
    Большая Новодмитровская улица,
    дом 36, стро­е­ние 2
    Москва, Рос­сия, 127015

Тове­ров­ский Нико­лай Олегович

Управ­ле­ние про­ек­тами, людьми и собой

  • Арт‑дирек­тор и изда­тель Артём Горбунов

  • Иллю­стра­торы Вла­ди­мир Кол­па­ков и Михаил Голев

  • Раз­ра­бот­чики Рустам Кул­ма­тов,
    Васи­лий Полов­нёв и Андрей Ерес

  • Тести­ров­щик Сер­гей Фролов

  • Книга набрана шриф­тами
    «Бюро­се­риф» и «Бюросанс»

  • Дизайн‑бюро Артёма Гор­бу­нова
    Большая Новодмитровская улица,
    дом 36, стро­е­ние 2
    Москва, Рос­сия, 127015