🔍 Начните печатать, чтобы искать по книге или перейти к нужной странице по номеру

Удобно листать не только прокруткой, но и клавишами‑стрелками:

 
между важными местами
Shift
между
разворотами
Эль­мира Ахме­рова

Эпоха
Рембрандта
и Вермеера

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2019
Эль­мира Ахме­рова

Эпоха
Рембрандта
и Вермеера

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2019
удк 75.03
ббк 85.143(3)
А95
Ахме­рова Э. Р.
А95
Эпоха Рем­брандта и Вер­ме­ера. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2019

Пред­став­ляем интер­ак­тив­ную бро­шюру о гол­ланд­ской живо­писи «золо­того века», из кото­рой вы узна­ете, как опре­де­лять жанры кар­тин, чем про­сла­ви­лись гол­ланд­ские худож­ники и что отли­чает масте­ров Нидер­лан­дов и Фландрии.

Оглавление

удк 75.03
ббк 85.143(3)
А95
А95
Ахме­рова Э. Р.
Эпоха Рем­брандта и Вер­ме­ера. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2019

Пред­став­ляем интер­ак­тив­ную бро­шюру о гол­ланд­ской живо­писи «золо­того века», из кото­рой вы узна­ете, как опре­де­лять жанры кар­тин, чем про­сла­ви­лись гол­ланд­ские худож­ники и что отли­чает масте­ров Нидер­лан­дов и Фландрии.

Оглавление

Как узна­вать жанры

живописи

1

Как узнавать

жанры живописи

1

Как

узна­вать жанры живописи

1

Как узнавать

жанры живописи

1

Как узнавать жанры живописи

Жанр — это назва­ние того, что изоб­ра­жено на кар­тине. Если всё вни­ма­ние отдано при­роде, зна­чит жанр кар­тины — пей­заж. Зву­чит довольно легко. Зачем уметь опре­де­лять жанр?

Разо­браться в худо­же­ствен­ной системе. Гол­ландцы создали или воз­ро­дили жанры, кото­рые до них счи­та­лись «низ­кими», а после них стали самыми попу­ляр­ными. Деле­ние кар­тин на пей­заж, натюр­морт и быто­вую сцену при­ду­мали гол­ландцы в 17 веке.

Выучить гол­ланд­ских худож­ни­ков. Боль­шин­ство гол­ланд­ских масте­ров рабо­тали в одном‑двух жан­рах. Выучите жанр — нач­нёте узна­вать работы Метсю, Рем­брандта и Остаде в музее.

Как узнавать жанры живописи

Жанр — это назва­ние того, что изоб­ра­жено на кар­тине. Если всё вни­ма­ние отдано при­роде, зна­чит жанр кар­тины — пей­заж. Зву­чит довольно легко. Зачем уметь опре­де­лять жанр?

Разо­браться в худо­же­ствен­ной системе. Гол­ландцы создали или воз­ро­дили жанры, кото­рые до них счи­та­лись «низ­кими», а после них стали самыми попу­ляр­ными. Деле­ние кар­тин на пей­заж, натюр­морт и быто­вую сцену при­ду­мали гол­ландцы в 17 веке.

Выучить гол­ланд­ских худож­ни­ков. Боль­шин­ство гол­ланд­ских масте­ров рабо­тали в одном‑двух жан­рах. Выучите жанр — нач­нёте узна­вать работы Метсю, Рем­брандта и Остаде в музее.

Адриан ван Остаде. Портрет мужчины. 1642. Музей Бойманса Ван Бёнингена, Роттердам

Как определять жанры

Порт­рет. Всё вни­ма­ние зри­теля худож­ник сосре­до­то­чил на пер­со­наже. Он — в цен­тре ком­по­зи­ции. Окру­жа­ю­щий фон и пред­меты могут наме­кать на про­фес­сию или ста­тус. Герой пози­рует и смот­рит на зри­теля. Но может и совсем его не заме­чать — это не глав­ный при­знак портрета.

Порт­рет легко отли­чить от пей­зажа и натюр­морта. Слож­нее — от быто­вой или исто­ри­че­ской сцены, потому что в цен­тре ком­по­зи­ции во всех слу­чаях может быть один персонаж.

Адриан ван Остаде. Портрет мужчины. 1642. Музей Бойманса Ван Бёнингена, Роттердам

Как определять жанры

Порт­рет. Всё вни­ма­ние зри­теля худож­ник сосре­до­то­чил на пер­со­наже. Он — в цен­тре ком­по­зи­ции. Окру­жа­ю­щий фон и пред­меты могут наме­кать на про­фес­сию или ста­тус. Герой пози­рует и смот­рит на зри­теля. Но может и совсем его не заме­чать — это не глав­ный при­знак портрета.

Порт­рет легко отли­чить от пей­зажа и натюр­морта. Слож­нее — от быто­вой или исто­ри­че­ской сцены, потому что в цен­тре ком­по­зи­ции во всех слу­чаях может быть один персонаж.

Как отли­чить порт­рет от быто­вой сцены. Посмот­рим на при­мере двух кар­тин с жен­скими персонажами.

На кар­тине Остаде всё вни­ма­ние сосре­до­то­чено на внеш­но­сти пожи­лой кре­стьянки, а фон худож­ник оста­вил ней­траль­ным, почти как на иконе. На кар­тине ничего не про­ис­хо­дит. Жен­щина не смот­рит на зри­теля, но для порт­рета это необя­за­тельно — глав­ное, что мы чув­ствуем задум­чи­вое настро­е­ние геро­ини. Это портрет.

На кар­тине Доу опро­ки­ну­тый кув­шин с бли­ками света, перья птицы, обста­новка кухни с про­дук­тами и утва­рью для худож­ника важ­нее, чем лич­ность девушки. На исто­ри­че­скую или рели­ги­оз­ную кар­тину тоже не похоже — всё гово­рит об обы­ден­но­сти сцены. Это быто­вой жанр.

Адриан ван Остаде. Женщина с кувшином. 1670. Музей де ла Шартрез, Дуэ

Герард Доу. Девушка, режущая лук. 1646. Королевское художественное собрание, Лондон

Адриан ван Остаде. Женщина с кувшином. 1670. Музей де ла Шартрез, Дуэ

Герард Доу. Девушка, режущая лук. 1646. Королевское художественное собрание, Лондон

Как отли­чить порт­рет от быто­вой сцены. Посмот­рим на при­мере двух кар­тин с жен­скими персонажами.

На кар­тине Остаде всё вни­ма­ние сосре­до­то­чено на внеш­но­сти пожи­лой кре­стьянки, а фон худож­ник оста­вил ней­траль­ным, почти как на иконе. На кар­тине ничего не про­ис­хо­дит. Жен­щина не смот­рит на зри­теля, но для порт­рета это необя­за­тельно — глав­ное, что мы чув­ствуем задум­чи­вое настро­е­ние геро­ини. Это портрет.

На кар­тине Доу опро­ки­ну­тый кув­шин с бли­ками света, перья птицы, обста­новка кухни с про­дук­тами и утва­рью для худож­ника важ­нее, чем лич­ность девушки. На исто­ри­че­скую или рели­ги­оз­ную кар­тину тоже не похоже — всё гово­рит об обы­ден­но­сти сцены. Это быто­вой жанр.

Рембрандт Харменс ван Рейн. Портрет Маргареты де Гер, жены Якоба Трипа. 1661. Национальная галерея, Лондон

Франс Хальс. Портрет молодого человека с черепом (ванитас). 1626⁠—1628. Национальная галерея, Лондон

Как отличить портрет от исторической картины. Срав­ним две дру­гие кар­тины. Одна из них отно­сится к порт­рету, дру­гая — к исто­ри­че­скому жанру.

На кар­тине Рем­брандта нет сим­во­ли­че­ских пред­ме­тов и про­ти­во­по­став­ле­ний, всё вни­ма­ние зри­теля при­ко­вано к лицу пожи­лой жен­щины. У гоф­ри­ро­ван­ного ворот­ника и белого платка нет скры­тых смыс­лов, они дань моде. Это портрет.

Хальс на кар­тине пока­зы­вает кон­траст между румя­ным моло­дым чело­ве­ком и чере­пом, сим­во­лом смерти. Где яркое про­ти­во­ре­чие, там и скры­тый смысл. Это алле­го­рия, вари­ант исто­ри­че­ской картины.

Рембрандт Харменс ван Рейн. Портрет Маргареты де Гер, жены Якоба Трипа. 1661. Национальная галерея, Лондон

Франс Хальс. Портрет молодого человека с черепом (ванитас). 1626⁠—1628. Национальная галерея, Лондон

Как отличить портрет от исторической картины. Срав­ним две дру­гие кар­тины. Одна из них отно­сится к порт­рету, дру­гая — к исто­ри­че­скому жанру.

На кар­тине Рем­брандта нет сим­во­ли­че­ских пред­ме­тов и про­ти­во­по­став­ле­ний, всё вни­ма­ние зри­теля при­ко­вано к лицу пожи­лой жен­щины. У гоф­ри­ро­ван­ного ворот­ника и белого платка нет скры­тых смыс­лов, они дань моде. Это портрет.

Хальс на кар­тине пока­зы­вает кон­траст между румя­ным моло­дым чело­ве­ком и чере­пом, сим­во­лом смерти. Где яркое про­ти­во­ре­чие, там и скры­тый смысл. Это алле­го­рия, вари­ант исто­ри­че­ской картины.

Флорис ван Дейк. Натюрморт с сыром. 1615. Рейксмюсеум, Амстердам

Натюр­морт. В цен­тре вни­ма­ния — пред­меты. Они про­пи­саны с любо­вью и вни­ма­нием к дета­лям. Типич­ный гол­ланд­ский натюр­морт — это тём­ный фон, есте­ствен­ное осве­ще­ние и вни­ма­ние к фак­ту­рам. Фло­рис ван Дейк пере­даёт так­тиль­ные ощу­ще­ния: глад­кую шкурку фрукта, шер­ша­вую скор­лупу ореха.

Еды много, но осо­бенно инте­ресно худож­нику изоб­ра­жать всё над­ку­сан­ное и над­ре­зан­ное: шкурки, поло­вину яблока, рас­ко­ло­тые орехи. Так созда­ётся ощу­ще­ние, что едок только что поки­нул про­стран­ство картины.

«Если видишь на картине
Чашку кофе на столе,
Или морс в большом графине,
Или розу в хрустале,
Или бронзовую вазу,
Или грушу или торт,
Или все предметы сразу,
Знай, что это натюрморт»

«Если видишь на картине
Чашку кофе на столе,
Или морс в большом графине,
Или розу в хрустале,
Или бронзовую вазу,
Или грушу или торт,
Или все предметы сразу,
Знай, что это натюрморт»

Флорис ван Дейк. Натюрморт с сыром. 1615. Рейксмюсеум, Амстердам

Натюр­морт. В цен­тре вни­ма­ния — пред­меты. Они про­пи­саны с любо­вью и вни­ма­нием к дета­лям. Типич­ный гол­ланд­ский натюр­морт — это тём­ный фон, есте­ствен­ное осве­ще­ние и вни­ма­ние к фак­ту­рам. Фло­рис ван Дейк пере­даёт так­тиль­ные ощу­ще­ния: глад­кую шкурку фрукта, шер­ша­вую скор­лупу ореха.

Еды много, но осо­бенно инте­ресно худож­нику изоб­ра­жать всё над­ку­сан­ное и над­ре­зан­ное: шкурки, поло­вину яблока, рас­ко­ло­тые орехи. Так созда­ётся ощу­ще­ние, что едок только что поки­нул про­стран­ство картины.

Как отли­чить натюр­морт от пей­зажа и исто­ри­че­ской кар­тины. Натюр­морт можно пере­пу­тать с пей­за­жем, если худож­ник решил напи­сать его на фоне при­роды. С исто­ри­че­ской кар­ти­ной — если на перед­нем плане рели­ги­оз­ной сцены он вдруг раз­вер­нул целый мяс­ной прилавок.

Пра­вило, как узнать натюр­морт, про­стое: если больше 50% хол­ста зани­мают фрукты и пред­меты, а не люди и синие дали, это всё ещё натюрморт.

На перед­нем плане Крен раз­ме­стил рос­сыпь фрук­тов. Непри­вычно, что вме­сто тём­ного фона на зад­нем плане видно окно с пей­за­жем. И всё же это натюрморт.

Левую часть кар­тины Бей­ке­лар посвя­тил биб­лей­ским пер­со­на­жам. Но не удер­жался и справа пока­зал запол­нен­ную сне­дью кухню. Сюжет у кар­тины рели­ги­оз­ный, но еда как будто вытес­няет людей из кадра. Перед нами — ран­ний вари­ант натюрморта.

Лауренс Крен. Натюрморт с воображаемым видом. 1645⁠—1650. Галерея искусств, Новый Южный Уэльс

Иоахим Бейкелар. Кухня, с Христом, Марфой и Марией на заднем плане. 1566. Рейксмюсеум, Амстердам

Лауренс Крен. Натюрморт с воображаемым видом. 1645⁠—1650. Галерея искусств, Новый Южный Уэльс

Иоахим Бейкелар. Кухня, с Христом, Марфой и Марией на заднем плане. 1566. Рейксмюсеум, Амстердам

Как отли­чить натюр­морт от пей­зажа и исто­ри­че­ской кар­тины. Натюр­морт можно пере­пу­тать с пей­за­жем, если худож­ник решил напи­сать его на фоне при­роды. С исто­ри­че­ской кар­ти­ной — если на перед­нем плане рели­ги­оз­ной сцены он вдруг раз­вер­нул целый мяс­ной прилавок.

Пра­вило, как узнать натюр­морт, про­стое: если больше 50% хол­ста зани­мают фрукты и пред­меты, а не люди и синие дали, это всё ещё натюрморт.

На перед­нем плане Крен раз­ме­стил рос­сыпь фрук­тов. Непри­вычно, что вме­сто тём­ного фона на зад­нем плане видно окно с пей­за­жем. И всё же это натюрморт.

Левую часть кар­тины Бей­ке­лар посвя­тил биб­лей­ским пер­со­на­жам. Но не удер­жался и справа пока­зал запол­нен­ную сне­дью кухню. Сюжет у кар­тины рели­ги­оз­ный, но еда как будто вытес­няет людей из кадра. Перед нами — ран­ний вари­ант натюрморта.

Про­пу­щено 7 раз­во­ро­тов
Про­пу­щено 7 раз­во­ро­тов

В музей!

Адриан ван Остаде. Торговец рыбой. 1659. Лувр, Париж
Увы, нет. Художник делает акцент не на личности героя, а на том, что происходит на рынке. Повседневная ситуация, человек занимается прозаическими делами — это бытовой жанр.
Адриан ван Остаде. Смеющийся крестьянин. 1640. Коллекция Кремера, Амстердам
Совершенно верно! Так чаще всего и выглядит портрет: фон нейтральный, героя легко рассмотреть, он ничем не занят. Хотя, возможно, и не вполне трезв. Всё внимание художник сосредоточил на внешности модели. Обратите внимание: овальный формат картины повторяет овал головы и привлекает внимание к лицу, главному элементу любого портрета.

Нач­нём с муж­ских порт­ре­тов: гол­ландцы писали муж­чин чаще, чем жен­щин. Уга­да­ете, на какой из двух кар­тин — портрет?

В музей!

Адриан ван Остаде. Торговец рыбой. 1659. Лувр, Париж
Увы, нет. Художник делает акцент не на личности героя, а на том, что происходит на рынке. Повседневная ситуация, человек занимается прозаическими делами — это бытовой жанр.
Адриан ван Остаде. Смеющийся крестьянин. 1640. Коллекция Кремера, Амстердам
Совершенно верно! Так чаще всего и выглядит портрет: фон нейтральный, героя легко рассмотреть, он ничем не занят. Хотя, возможно, и не вполне трезв. Всё внимание художник сосредоточил на внешности модели. Обратите внимание: овальный формат картины повторяет овал головы и привлекает внимание к лицу, главному элементу любого портрета.

Нач­нём с муж­ских порт­ре­тов: гол­ландцы писали муж­чин чаще, чем жен­щин. Уга­да­ете, на какой из двух кар­тин — портрет?

Ещё одно срав­не­ние, на этот раз с изоб­ра­же­ни­ями жен­щин. На какой из двух кар­тин портрет?

Герард Доу. Девушка, режущая лук. 1646. Музей Орсе, Париж
Нет, вы не угадали! Обстановка кухни с продуктами и утварью для художника важнее, чем личность девушки. Опрокинутый кувшин с бликами света, пёрышки у птички — как много бытовых деталей! На историческую или религиозную картину это тоже непохоже, так что перед нами — бытовой жанр.
Адриан ван Остаде. Портрет пожилой крестьянки. 1646. Музей Орсе, Париж
Вы правы! Это портрет пожилой женщины. Всё внимание сосредоточено на ней, а фон художник оставил нейтральным. На картине ничего не происходит. Женщина даже не смотрит на зрителя, но для портрета это необязательно. Главное, что мы чувствуем задумчивое настроение героини. Другое изображение — не портрет, потому что обстановка кухни с продуктами и утварью для художника важнее, чем личность девушки. Она занимается повседневными делами, это бытовой жанр.

Ещё одно срав­не­ние, на этот раз с изоб­ра­же­ни­ями жен­щин. На какой из двух кар­тин портрет?

Герард Доу. Девушка, режущая лук. 1646. Музей Орсе, Париж
Нет, вы не угадали! Обстановка кухни с продуктами и утварью для художника важнее, чем личность девушки. Опрокинутый кувшин с бликами света, пёрышки у птички — как много бытовых деталей! На историческую или религиозную картину это тоже непохоже, так что перед нами — бытовой жанр.
Адриан ван Остаде. Портрет пожилой крестьянки. 1646. Музей Орсе, Париж
Вы правы! Это портрет пожилой женщины. Всё внимание сосредоточено на ней, а фон художник оставил нейтральным. На картине ничего не происходит. Женщина даже не смотрит на зрителя, но для портрета это необязательно. Главное, что мы чувствуем задумчивое настроение героини. Другое изображение — не портрет, потому что обстановка кухни с продуктами и утварью для художника важнее, чем личность девушки. Она занимается повседневными делами, это бытовой жанр.

Мы разо­бра­лись с муж­ским и жен­ским порт­ре­том. А вот зада­ние на более ред­кий жанр — груп­по­вой порт­рет. Где же он?

Самюэл ван Хогстратен. Портрет голландских финансистов. 1657. Музей Дордрехта, Дордрехт
Всё так! Группа коллег‑финансистов не занимается подсчётами или другими привычными делами, так что это не бытовая сценка. Мы могли бы заподозрить, что вершится важный исторический момент, но все участники замерли и слишком внимательно смотрят прямо на нас. Так что перед нами групповой портрет. Обратите внимание на счётные книги и письменные принадлежности: они намекают на профессию героев. Так художник ещё раз подчёркивает индивидуальность персонажей, важную для портрета.
Франс Хальс. Весельчаки на масленице (Весёлое общество). 1617. Музей Метрополитен, Нью‑Йорк
Увы! Это бытовая сцена. Художник старался передать настроение стихийного веселья в компании. Подчёркнуто индивидуальных персонажей нет, так что перед нами бытовой жанр. А вот на другой картине групповой портрет. Люди не заняты ничем, кроме себя, перед ними лежат атрибуты работы, которые подчёркивают профессию героев.

Мы разо­бра­лись с муж­ским и жен­ским порт­ре­том. А вот зада­ние на более ред­кий жанр — груп­по­вой порт­рет. Где же он?

Самюэл ван Хогстратен. Портрет голландских финансистов. 1657. Музей Дордрехта, Дордрехт
Всё так! Группа коллег‑финансистов не занимается подсчётами или другими привычными делами, так что это не бытовая сценка. Мы могли бы заподозрить, что вершится важный исторический момент, но все участники замерли и слишком внимательно смотрят прямо на нас. Так что перед нами групповой портрет. Обратите внимание на счётные книги и письменные принадлежности: они намекают на профессию героев. Так художник ещё раз подчёркивает индивидуальность персонажей, важную для портрета.
Франс Хальс. Весельчаки на масленице (Весёлое общество). 1617. Музей Метрополитен, Нью‑Йорк
Увы! Это бытовая сцена. Художник старался передать настроение стихийного веселья в компании. Подчёркнуто индивидуальных персонажей нет, так что перед нами бытовой жанр. А вот на другой картине групповой портрет. Люди не заняты ничем, кроме себя, перед ними лежат атрибуты работы, которые подчёркивают профессию героев.