🔍 Начните печатать, чтобы искать по книге или перейти к нужной странице по номеру

Удобно листать не только прокруткой, но и клавишами‑стрелками:

 
между важными местами
Shift
между
разворотами
Мак­сим Илья­хов

Информационный стиль

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2016
удк 811.161.1
ббк 81.2Рус‑2
И49
Илья­хов М. О.
И49
Инфор­ма­ци­он­ный стиль. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2016
ISBN 978‑5‑9907024‑2‑4

Представ­ля­ем прак­ти­че­ское руко­вод­ство по редак­ту­ре тек­ста в инфор­ма­ци­он­ном сти­ле. Учеб­ник пред­на­зна­чен для писа­те­лей, редак­то­ров, дизай­не­ров, раз­ра­бот­чи­ков и менеджеров.

УДК 811.161.1
ББК 81.2Рус‑2

Оглавление

Скрыто 219 разворотов

Факты, а не авторитет. Есть логи­че­ская схема дав­ле­ния авто­ри­те­том — «А — это Б, потому что я авторитет».

Авто­ри­тет­ность можно доба­вить по‑раз­ному: прямо ска­зать в тек­сте об экс­перт­но­сти, надеть на гово­ря­щего погоны, мили­цей­скую форму, халат или фонен­до­скоп, наде­лить его респек­та­бель­ным титу­лом. Инте­ресно, что халат можно надеть на кого угодно, а титулы часто не имеют зна­че­ния: в при­мере слова «эко­но­мист» и «зав­ка­фед­рой» зву­чат весомо, но никак не дока­зы­вает ком­пе­тент­ность автора.

Те же при­ёмы при­ме­ня­ются и в обрат­ную сто­рону. Халат и титул можно наце­пить на чело­века с про­ти­во­по­лож­ной точ­кой зре­ния, и для непод­го­тов­лен­ного чита­теля она будет зву­чать так же убедительно.

Чтобы пре­вра­тить убеж­де­ние в дока­за­тель­ство, в нашем слу­чае пона­до­бятся факты.

Как эко­но­ми­сту мне оче­видно, что пред­ло­жен­ная про­грамма эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия при­ве­дёт к краху экономики.

Пред­ло­жен­ная про­грамма эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия при­ве­дёт к краху экономики


Иван Пет­ров, эко­но­мист, зав­ка­фед­рой при­клад­ной блок­чейн‑эко­но­мики РФГСН ГЛВРД

Пред­ло­жен­ная про­грамма эко­но­ми­че­ского раз­ви­тия при­ве­дёт к росту и оздо­ров­ле­нию экономики


Пётр Ива­нов, эко­но­мист, зав­ка­фед­рой тео­ре­ти­че­ской блок­чейн‑эко­но­мики РФГСН ГЛВРД

Кан­ди­дат пред­ла­гает в своей эко­но­ми­че­ской про­грамме утро­ить рас­ходы на меди­цину и соци­аль­ную сферу, но не объ­яс­няет источ­ник финан­си­ро­ва­ния этих программ


Иван Пет­ров, эко­но­мист, зав­ка­фед­рой при­клад­ной блок­чейн‑эко­но­мики РФГСН ГЛВРД

Личная ответственность. Чтобы уйти от ответ­ствен­но­сти за текст, авторы само­устра­ня­ются: пуб­ли­куют ста­тьи от имени вымыш­лен­ных пер­со­на­жей, ссы­ла­ются на обоб­щён­ных экс­пер­тов и нена­зван­ных учё­ных. Такие при­ёмы дей­ствуют на самых невни­ма­тель­ных и неопыт­ных читателей:

Уче­ные всего мира уже не пер­вый год полу­чают сиг­налы от ино­пла­нет­ных цивилизаций!

Все веду­щие экс­перты схо­дятся во мне­нии, что власть реп­ти­ло­и­дов не пре­ры­ва­лась со вре­мен древ­ней­ших цивилизаций.

Ведь давно ни для кого не сек­рет, что именно цир­ко­ний обла­дает уни­каль­ными лечеб­ными свойствами!

Отдель­ная беда — когда у пуб­ли­ка­ции вообще нет автора: в кор­по­ра­тив­ных отчё­тах, пре­зен­та­циях, пресс‑рели­зах. Кто отве­чает за дан­ные? Кому задать вопрос?

Пуб­ли­ка­ция, под­пи­сан­ная кон­крет­ным чело­ве­ком, создаёт больше дове­рия, чем пуб­ли­ка­ция без имени. Автор при­ни­мает ответ­ствен­ность за свои слова, и даже если чита­тель с ним не согла­сен, он ведёт диа­лог с чело­ве­ком, а не абстракт­ной группой.

Нет. По мне­нию экономистов...

Да. По мне­нию Андрея Мов­чана, дирек­тора про­граммы «Эко­но­ми­че­ская поли­тика» Мос­ков­ского цен­тра Карнеги...

К сожа­ле­нию, лич­ная ответ­ствен­ность делает автора уяз­ви­мым для лич­ных напа­док: на кон­крет­ного чело­века легче нако­пать грязь, чем на абстракт­ных экспертов.

Доверие к источнику. Вари­ант дав­ле­ния авто­ри­те­том — пере­ход на лич­ность автора. Мани­пу­ля­тор пыта­ется подо­рвать дове­рие к дру­гому чело­веку и одно­вре­менно под­ме­няет пред­мет обсуж­де­ния. Гово­рили об эко­но­мике, теперь обсуж­дают родо­слов­ную эко­но­ми­ста. Гово­рили о кор­руп­ции, начали обсуж­дать био­гра­фию автора.

Едва ли можно дове­рять эко­но­ми­че­скому ана­лизу от чело­века, чьи предки рас­пяли Иисуса.

Да он сам наво­ро­вал там на своих долж­но­стях, а теперь борется с кор­руп­цией! Смот­рите на него!

Будет нас этот недо­жур­на­лист редак­туре учить!

Если вы стали сви­де­те­лем пере­хода на лич­но­сти, будьте уве­рены: автор затро­нул живую струну и заста­вил оппо­нента нервничать.

Полезно объ­яс­нить чита­телю, почему вас стоит слу­шать. Это выби­вает почву из‑под ног мани­пу­ля­то­ров и пока­зы­вает чест­ные наме­ре­ния. Это осо­бенно важно, если у автора есть какой‑то багаж — обида, кон­фликт, лич­ная сим­па­тия или неприязнь:

Я как ста­рый еврей и эко­но­мист в пятом поко­ле­нии хочу вам кое‑что рас­ска­зать об этой эко­но­ми­че­ской программе.

Послед­ние 20 лет я рабо­тал в гос­струк­ту­рах на раз­ных долж­но­стях: от рядо­вого сотруд­ника до началь­ника управ­ле­ния. Поэтому я кое‑что знаю о нашей коррупции.

К сча­стью, я не полу­чил фор­маль­ного жур­на­лист­ского обра­зо­ва­ния и не рабо­тал в ува­жа­е­мых изда­ниях. Я порас­суж­даю о тек­сте как обыч­ный читатель.

Дол­жен пре­ду­пре­дить: с А. мы давно дру­жим и я знаю ситу­а­цию изнутри. Поэтому мно­гое из того, о чём я буду здесь гово­рить, пока­жется чита­телю странным.

Полная цепочка доказательств. Ковар­ная мани­пу­ля­ция — исклю­чить из цепочки дока­за­тельств какой‑то фрагмент:

Ну это же люди! Конечно они будут вести себя, как животные!

На лого­тип потра­тили 7 млн ₽. Дизай­нер — коррупционер!

Ну мы же в Рос­сии! Здесь бес­смыс­ленно судиться с государством!

Здесь заяв­ля­ется тезис «судиться с госу­дар­ством бес­смыс­ленно», а обос­но­ва­ние — «мы в Рос­сии». Но между ними нет логи­че­ских свя­зей. Автор пред­ла­гает чита­телю самому выстро­ить обоснование.

Чтобы дока­за­тель­ство стало убе­ди­тель­ным, нужно выстро­ить пол­ную цепочку доказательств:

Нет

Да

Ну это же люди! Конечно они будут вести себя, как животные!

Ну это же люди! Боль­шая часть нашего мозга доста­лась нам от живот­ных, и она подав­ляет нашу кору в стрес­со­вых ситу­а­циях. Конечно мы будем вести себя, как животные!

На лого­тип потра­тили 7 млн ₽. Дизай­нер — коррупционер!

На лого­тип потра­тили 7 млн ₽. После заклю­че­ния кон­тракта дизай­нера взяли с полич­ным, когда он давал откат закуп­щику. Дизай­нер — коррупционер.

Ну мы же в Рос­сии! Здесь бес­смыс­ленно судиться с государством!

Ну мы же в Рос­сии! У нас нет пре­це­дент­ного права и слож­ный нало­го­вый кодекс. Судиться с нало­го­вой служ­бой, не имея чёт­кой пра­во­вой пози­ции, бессмысленно.

Честность. Самый страш­ный грех редак­тора — наме­рен­ное вве­де­ние в заблуж­де­ние и иска­же­ние фак­тов. Этот приём эффек­ти­вен только в крат­ко­сроч­ной пер­спек­тиве: до пер­вого несо­глас­ного, кото­рый возь­мётся пере­про­ве­рить факты. Если автора ули­чат во лжи, к нему про­па­дёт дове­рие всех, даже его сторонников.

Чита­тель может про­стить ошибки, иска­жён­ную точку зре­ния и даже какую‑то сте­пень дав­ле­ния, но не вра­ньё. Это основа дого­вора между чита­те­лем и авто­ром: мы готовы спо­рить с авто­ром, обсуж­дать его точку зре­ния, но мы не готовы общаться с тем, кто нам лжёт.

Вра­ньё — не то же самое, что ошибка. Если после пуб­ли­ка­ции выяс­ня­ется, что дан­ные неверны, автору доста­точно испра­виться: изме­нить дан­ные в пуб­лик­ции и отме­тить это в конце:

В изна­чаль­ной вер­сии этой ста­тьи при­во­ди­лось невер­ное число собран­ных подпи­сей. Дан­ные ЦИК на 25 декабря — 212 тысяч подписей.

Неко­то­рые редак­ции добав­ляют к таким исправ­ле­ниям изви­не­ния, но это необя­за­тельно. Ответ­ствен­ное отно­ше­ние к дан­ным важ­нее, чем вежливость.

Скрыто 12 разворотов

Илья­хов Мак­сим Олегович

Инфор­ма­ци­он­ный стиль

  • Арт‑дирек­тор и изда­тель Артём Горбунов

  • Иллю­стра­тор Андрей Кокорин

  • Дизай­нер обложки Вла­ди­мир Колпаков

  • Раз­ра­бот­чики Рустам Кул­ма­тов,
    и Васи­лий Половнёв

  • Тести­ров­щик Сер­гей Фролов

  • Книга набрана шриф­тами
    «Бюро­се­риф» и «Бюросанс»

  • Дизайн‑бюро Артёма Гор­бу­нова
    Большая Новодмитровская улица,
    дом 36, стро­е­ние 2
    Москва, Рос­сия, 127015