🔍 Начните печатать, чтобы искать по книге или перейти к нужной странице по номеру

Удобно листать не только прокруткой, но и клавишами‑стрелками:

 
между важными местами
Shift
между
разворотами
Мак­сим Илья­хов

Информационный стиль

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2016
удк 811.161.1
ббк 81.2Рус‑2
И49
Илья­хов М. О.
И49
Инфор­ма­ци­он­ный стиль. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2016
ISBN 978‑5‑9907024‑2‑4

Представ­ля­ем прак­ти­че­ское руко­вод­ство по редак­ту­ре тек­ста в инфор­ма­ци­он­ном сти­ле. Учеб­ник пред­на­зна­чен для писа­те­лей, редак­то­ров, дизай­не­ров, раз­ра­бот­чи­ков и менеджеров.

УДК 811.161.1
ББК 81.2Рус‑2

Оглавление

Скрыто 37 разворотов

В уст­ной речи два спо­соба обо­зна­чить при­мер: заявить о нём или изме­нить есте­ствен­ный поря­док слов.

Каче­ство эффекта зави­сит не только от алго­ритма, но и от ско­ро­сти аудио­про­цес­сора. Напри­мер, если бы вы хотели под­клю­чить гитару к ком­пью­теру в 2004 году, то вы бы полу­чили задержку в 150 мил­ли­се­кунд — столько вре­мени нужно было ком­пью­теру, чтобы обра­бо­тать вхо­дя­щий сиг­нал от гитары. Для срав­не­ния, ухо обыч­ного человека...

Дру­гая про­блема с эму­ля­то­рами — они рабо­тали только на ком­пью­тере. Едете вы на гастроли, и у вас с собой ноут­бук и куча проводов.

На письме вме­сто слов «напри­мер» доста­точно поста­вить двое­то­чие и набрать при­мер с отсту­пом. Он ста­нет более замет­ным на стра­нице, а чита­тель пой­мёт, что вы имели в виду пример.

А ещё на письме при­меры можно струк­ту­ри­ро­вать в виде анкеты — в уст­ной речи это сложно:

Первые программные эмуляторы

Как рабо­тали. Гитара под­клю­ча­ется к ком­пью­теру, на ком­пью­тере запус­ка­ется про­грамма‑эму­ля­тор. Эму­ля­тор обра­ба­ты­вает вхо­дя­щий сиг­нал от гитары, накла­ды­вает на него эффекты и отдает через компьютер

Плюсы. Можно нало­жить любые эффекты, в любом коли­че­стве и последовательности

Минусы. В ран­них моде­лях — боль­шая задержка во время обра­ботки, неудобно играть; на гастро­лях тре­бу­ется много про­во­дов и обо­ру­до­ва­ния; ком­пью­теры были нена­деж­ными и ломались

Хоро­ший ора­тор выде­лит в своём рас­сказе вве­де­ние и выводы. Осо­бенно важны выводы: они «вклю­чают» слу­ша­те­лей, кото­рые отвлек­лись, и застав­ляют их усерд­нее впи­ты­вать услышанное.

Ора­тор спе­ци­ально обо­зна­чает выводы, потому что слу­ша­тели не знают, что это почти конец. Они не могут про­мо­тать впе­рёд и уви­деть, что это послед­ние фразы. Слу­ша­теля при­хо­дится гото­вить заранее.

На письме уже сам факт того, что абзац стоит в конце тек­ста, под­ска­зы­вает чита­телю, что в нём под­во­дится итог. Послед­ний абзац этого раз­во­рота — выводы, и вы можете прямо сей­час на него перескочить.

Выводы можно по‑осо­бому офор­мить: поста­вить на плашку, свер­стать переч­нем, набрать круп­нее или изме­нить гар­ни­туру. Эти при­ёмы без слов пока­жут чита­телю, что перед ним итог тек­ста. Но даже по одному поло­же­нию тек­ста чита­тель пой­мёт, что перед ним выводы.

Итак, какие выводы мы отсюда делаем? Пер­вый и самый глав­ный вывод — не осо­бенно‑то гитары и изме­ни­лись. Да, мы уви­дели много при­мо­чек и эффек­тов, но прин­цип остался тем же. Вто­рое — на каче­ство звука всё ещё вли­яет в первую оче­редь мастер­ство гита­ри­ста. Как вы заме­тили на при­мере Хендрикса…

Итак, какие выводы мы отсюда делаем? Пер­вый и самый глав­ный вывод — не осо­бенно‑то гитары и изме­ни­лись. Да, мы уви­дели много при­мо­чек и эффек­тов, но прин­цип остался тем же. Вто­рое — на каче­ство звука всё ещё вли­яет в первую оче­редь мастер­ство гита­ри­ста. Как вы заме­тили на при­мере Хендрикса…

1. Гитары не осо­бенно изме­ни­лись. Появи­лось много при­мо­чек и эффек­тов, но прин­цип остался тем же.

2. Звук — в паль­цах. На каче­ство звука вли­яет в первую оче­редь мастер­ство гита­ри­ста, а не тех­но­ло­гия зву­ко­из­вле­че­ния и примочки.

Пись­мен­ная речь помо­гает нам эле­гантно орга­ни­зо­вы­вать мысли: делить, пере­чис­лять, струк­ту­ри­ро­вать, оформ­лять. На письме легко при­ве­сти при­мер, пока­зать после­до­ва­тель­ность, сде­лать вве­де­ние и вывод. Заго­ловки пока­зы­вают, что текст под ними посвя­щён опре­де­лён­ной теме. Текст может сразу быть мак­си­мально точ­ным, без мусора, повто­ров, избы­точ­но­сти и исправ­ле­ний самого себя.

Эти инстру­менты недо­ступны в уст­ной речи, поэтому ора­то­рам при­хо­дится поль­зо­ваться ввод­ными, меж­до­ме­ти­ями и спе­ци­аль­ными маркерами.

На письме такие слова чаще всего не несут цен­ной инфор­ма­ции и уда­ля­ются без потери смысла:

Порядок

Во‑первых

Во‑вторых

Для начала

Далее

Наконец

Пре­жде всего

Обра­тите внимание

Сле­дует остановиться

Пару слов о 

Перей­дём к 

Пример

Например

К примеру

Допустим

Пред­ставьте себе

Скажем

Вот

Рассмотрим

Вывод

Под­ве­дём итог

Что в итоге

В завершение

И последнее

Итак

Таким образом

К каким выводам

Обра­щайте вни­ма­ние на любые фразы, кото­рые вво­дятся в пред­ло­же­ние через пар­ные запя­тые или тире. Часто по смыслу такие ввод­ные кон­струк­ции несут вто­ро­сте­пен­ный смысл, и если их уда­лить, текст не обеднеет:

С вводными

Без вводных

План, к моему стыду, не оправдался.

План не оправдался.

Товары мы, разу­ме­ется, отгру­жаем с соб­ствен­ного склада в Москве.

Отгру­жаем товары с соб­ствен­ного склада в Москве.

Про­дажи падают уже тре­тий квар­тал, увы и ах.

Про­дажи падают уже тре­тий квартал.

Такие ввод­ные фразы замед­ляют чте­ние. Если в них не зало­жено важ­ной инфор­ма­ции, уда­ляйте их. Если инфор­ма­ция важ­ная, выно­сите в отдель­ное пред­ло­же­ние или абзац, чтобы под­черк­нуть важность.

Товары мы, разу­ме­ется, отгру­жаем с соб­ствен­ного склада в Москве.

Отгру­жаем товары с соб­ствен­ного склада в Москве. Этого тре­бует закон.

Упражнение. Уда­лите из тек­ста ввод­ные конструкции

Вы меня, разумеется, хотите спросить, что же стало с деньгами. Я вам, конечно, отвечу. Но, увы, не сейчас, а несколько позже, когда, прости господи, закончится тендер. Оно ведь как, понимаете ли, миллион туда, миллион сюда, а там, глядишь, и не осталось государственных миллионов. А виноват, конечно, подрядчик, которому, видите ли, слишком много заплатили.

Редак­тор дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и (в идеальной ситуации, если человек работает в редакции или издательстве) чита­е­мо­стью текста.

Редак­тор дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и (в идеальной ситуации, если человек работает в редакции или издательстве) чита­е­мо­стью текста.

Редак­тор дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и (в идеальной ситуации, если человек работает в редакции или издательстве) чита­е­мо­стью текста.

Редак­тор дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и (в идеальной ситуации, если человек работает в редакции или издательстве) чита­е­мо­стью текста.

Редак­тор дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и (в идеальной ситуации, если человек работает в редакции или издательстве) чита­е­мо­стью текста.

Редак­тор изда­ния дол­жен сле­дить не только за гра­мот­но­стью и сти­лем, но и чита­е­мо­стью тек­ста. Это иде­аль­ная ситуация.

Скобки — ещё один спо­соб вве­сти допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию в пред­ло­же­ние. Они затруд­няют чте­ние так же, как и ввод­ные конструкции.

Чтобы про­чи­тать пред­ло­же­ние со скоб­ками, чита­тель дол­жен совер­шить четыре дей­ствия. Пер­вое — про­чи­тать часть до ско­бок и запом­нить её.

Вто­рое дей­ствие — про­чи­тать и запом­нить то, что в скоб­ках. Воз­можно, при­дётся соеди­нить по смыслу с тем, что было до ско­бок. Это уже сложно, хотя чита­тель ещё не дошёл до конца предложения.

Тре­тье дей­ствие — про­чи­тать то, что после скобок.

Когда все кусочки про­чи­таны, чита­тель соби­рает в голове всё пред­ло­же­ние, чтобы осо­знать его. Чем слож­нее часть в скоб­ках и чем более рас­про­стра­нено основ­ное пред­ло­же­ние, тем чита­телю слож­нее охва­тить его в голове.

Чтобы не услож­нять чита­телю жизнь, избе­гайте ско­бок. Инфор­ма­цию из ско­бок можно поста­вить в при­да­точ­ное пред­ло­же­ние, как допол­не­ние или обсто­я­тель­ство или выне­сти в отдель­ное пред­ло­же­ние или абзац.

Скрыто 194 разворота

Илья­хов Мак­сим Олегович

Инфор­ма­ци­он­ный стиль

  • Арт‑дирек­тор и изда­тель Артём Горбунов

  • Иллю­стра­тор Андрей Кокорин

  • Дизай­нер обложки Вла­ди­мир Колпаков

  • Раз­ра­бот­чики Рустам Кул­ма­тов,
    и Васи­лий Половнёв

  • Тести­ров­щик Сер­гей Фролов

  • Книга набрана шриф­тами
    «Бюро­се­риф» и «Бюросанс»

  • Дизайн‑бюро Артёма Гор­бу­нова
    Большая Новодмитровская улица,
    дом 36, стро­е­ние 2
    Москва, Рос­сия, 127015