Дизайн транспортных схем

Илья Бир­ман

🔍 Начните печатать, чтобы искать по книге или перейти к нужной странице по номеру

Удобно листать не только прокруткой, но и клавишами‑стрелками:

 
между важными местами
Shift
между
разворотами
Илья Бир­ман

Дизайн
транспорт­ных
схем

Изда­тель­ство Бюро Гор­бу­нова
2018⁠—2022
удк 655.262
ббк 85.15
Б64
Бир­ман И. Б.
Б64
Дизайн транс­порт­ных схем. —
М.: Изд‑во Бюро Гор­бу­нова, 2018⁠—2022

Пред­став­ляем пер­вое в мире прак­ти­че­ское руко­вод­ство по дизайну транс­порт­ных схем. В книге гово­рится об исто­рии появ­ле­ния схем, о прин­ци­пах их устрой­ства, о пла­ни­ро­ва­нии раз­ви­тия схемы вме­сте с транс­порт­ной систе­мой. Автор рас­ска­зы­вает о тех­ни­че­ских при­ё­мах — про­кла­ды­ва­нии линий, спо­со­бах обо­зна­че­ния оста­но­вок, под­боре цве­тов и шриф­тов, вёрстке.

Оглавление

1
Задача

Это фраг­мент гли­ня­ной таб­лички −13 века с пла­ном Нип­пура, духов­ного цен­тра древ­них шуме­ров. Сей­час это город в Ираке.

Изоб­ра­жать реаль­ность на карте научи­лись намного раньше: известны карты мест­но­стей вплоть до −70 века, а одну из обна­ру­жен­ных карт звёзд­ного неба отно­сят аж к −145 веку.

Скрыто 3 раз­во­рота

Земля со спутника Электро‑Л

После того, как чело­век побы­вал в кос­мосе, не оста­лось сомне­ний в дей­стви­тель­ных очер­та­ниях мате­ри­ков, гор и морей. Но как бы ни был кра­сив этот сни­мок, он мало­по­ле­зен для боль­шин­ства при­клад­ных задач.

Скрыто 17 раз­во­ро­тов

Рас­смот­рим такой план школы. Он довольно деталь­ный: пока­заны осо­бен­но­сти формы зда­ния, видна кон­струк­ция стен и кон­фи­гу­ра­ция окон. В туа­ле­тах изоб­ра­жена каж­дая кабинка и каж­дый пис­суар. В биб­лио­теке — рас­по­ло­же­ние книж­ных полок.

Но нави­га­ци­он­ная карта — не стро­и­тель­ный чер­тёж, ей эти детали ни к чему. Если задача — помочь найти нуж­ный каби­нет, форму зда­ния можно упро­стить, глав­ный кори­дор уве­ли­чить, туа­леты обо­зна­чить заметнее.

Ори­ен­ти­ро­ваться по пере­де­лан­ной карте проще. Но если нужно будет под­би­рать по раз­ме­рам мебель для каби­не­тов, она вве­дёт в заблуждение.

Скрыто 3 раз­во­рота

Появление транспорт­ных схем

С воз­ник­но­ве­нием ком­мер­че­ского транс­порта задача наглядно пока­зы­вать пас­са­жи­рам марш­руты и помо­гать попа­дать из пункта А в пункт Б при­об­рела осо­бое зна­че­ние. Карты транс­порт­ных сетей стали одним из спо­со­бов их рекламы.

Этот фраг­мент — с карты марш­ру­тов гуже­вых пово­зок Парижа, при­мерно 1830 года. Дей­ствуют один­на­дцать линий, у каж­дой свой цвет. Улицы и зда­ния города — на вто­ром плане.

Скрыто 12 раз­во­ро­тов

Генри Бек, 1965. Фото Кена Гарланда

В начале 1930‑х Генри Бек (для дру­зей — Гарри), чер­тёж­ник из отдела сиг­на­ли­за­ции и связи «Под­земки», начал работу над общей схе­мой всех дей­ство­вав­ших тогда линий.

Он при­вёл все линии к углам крат­ным 45°, и даже Темзе при­ш­лось под­чи­ниться этому пра­вилу. Кажется, впер­вые кто‑то отка­зался от гео­гра­фич­но­сти на обще­го­род­ской схеме.

Скрыто 4 раз­во­рота

Многообра­зие схем

Работа Бека ока­зала огром­ное вли­я­ние на нави­га­ци­он­ный дизайн. Хоть он не был пер­вым, кто нари­со­вал схему «без гео­гра­фии», но именно он вошёл в исто­рию как изоб­ре­та­тель таких схем. Веро­ятно, при­чина в том, что ему пер­вому уда­лось хорошо изоб­ра­зить таким спо­со­бом метро боль­шого города.

Эдвард Тафти вос­хи­ща­ется схе­мой Бека и пишет, что её дизайн плохо тира­жи­ру­ется. Я бы так не ска­зал: десятки слож­ных транс­порт­ных систем мира успешно исполь­зуют у себя прин­ципы его схемы. И когда мы слы­шим «схема метро», мы пред­став­ляем что‑то похо­жее на схему Бека.

«Кажется, для мно­же­ства людей эта карта опре­де­лила образ Лон­дона (а не Лон­дон опре­де­лил образ карты). Несмотря на 70 лет пра­вок из‑за рас­ши­ре­ний метро и бюро­кра­ти­че­ской возни (отдел мар­ке­тинга пор­тил карту несколько лет), карта неплохо дожила до сего­дняш­него дня.

После­ду­ю­щие евро­пей­ские и аме­ри­кан­ские ими­та­ции совсем не имели успеха. Карта метро Бека и зна­ме­ни­тая диа­грамма Шарля Минара ката­строфы фран­цуз­ской армии в Рос­сии в войне 1812 года похожи в глав­ном: дизайн обеих вели­ко­ле­пен и плохо тира­жи­ру­ется. Карта метро и поход Напо­леона иде­ально зато­чены именно для своих данных».

Схемы лондонского метро на форуме Тафти

Скрыто 6 раз­во­ро­тов

У мос­ков­ского метро своя осо­бен­ность. По исто­ри­че­ским при­чи­нам здесь при­нято счи­тать плат­формы раз­ных линий на одном пере­са­доч­ном узле раз­ными стан­ци­ями, и такие стан­ции могут назы­ваться по‑раз­ному. В Лон­доне доста­точно поста­вить и под­пи­сать один кру­жок на пере­се­че­нии несколь­ких линий, а в Москве изоб­ра­же­ние пере­хо­дов пре­вра­ща­ется в проблему.

Кроме того, в отли­чие от лон­дон­ского или париж­ского метро, схеме мос­ков­ского при­хо­дится дуб­ли­ро­вать назва­ния латиницей.

В резуль­тате коли­че­ство над­пи­сей, кото­рые необ­хо­димо раз­ме­стить, вырас­тает в разы. На огром­ной лон­дон­ской схеме нет ни одного пере­се­че­ния между лини­ями и назва­ни­ями стан­ций. Чтобы соб­лю­сти подоб­ное тре­бо­ва­ние в Москве, при­ш­лось бы умень­шить кегль до мик­ро­ско­пи­че­ского и сильно услож­нить гео­мет­рию линий. Поэтому Москве при­хо­дится исполь­зо­вать про­зрач­ную плашку под неко­то­рыми названиями.

О пересечениях и плашках:

Москва. Пересекаются 4 линии, необходимо 8 подписей

Лондон. Пересекаются 6 линий, достаточно 1 подписи

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

Железные дороги
Большого Токио. Меик

Скрыто 4 раз­во­рота

Схема лифтов на станции Кингс‑кросс

На совре­мен­ных стан­циях забо­тятся о пас­са­жи­рах на коляс­ках и с коляс­ками, обес­пе­чи­вая без­ба­рьер­ный доступ ко всем линиям. Это схема лиф­тов лон­дон­ской стан­ции Кингс‑кросс — той самой, где пере­се­ка­ются шесть линий.

С помо­щью схемы можно понять, что если тебе нужно перейти с Вик­то­рия‑лайн на Мет­ро­по­ли­тен‑лайн, то надо под­няться на лифте K, затем H, потом пройти далеко по вести­бюлю к лифту F и спу­ститься на нём к платформе.

Скрыт 1 раз­во­рот

Схема как символ

Говоря о функ­ции схемы, пока мы каса­лись только логики, но не эстетики.

Офи­ци­аль­ная схема челя­бин­ского транс­порта выгля­дит оттал­ки­ва­юще. Пред­ставьте, что вам нужно куда‑то уехать по ней, и помочь вам некому. Это боль.

Остановка «ЮУрГУ», 2018

Скрыто 6 раз­во­ро­тов

Круг­лая мос­ков­ская коль­це­вая вдох­но­вила дизай­не­ров на созда­ние круг­лых же ука­за­те­лей. Около 2016 года в Москве стали появ­ляться круг­лые стелы с город­ской навигацией.

Круглая стела на м. Кузнецкий мост. Дизайн «Биллингс Джексон» и «Сити‑айди»

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Даже вре­мен­ные знаки объ­езда ремон­ти­ру­е­мой дороги для води­те­лей авто­бу­сов набраны фир­мен­ным шриф­том Транс­порта Лон­дона. Форма стрелки тоже стандартная.

Скрыто 14 раз­во­ро­тов

Поиск решения

Созда­ние схемы — совсем не типо­вая задача пред­став­ле­ния информации.

Во всех транс­порт­ных систе­мах свои замо­рочки: неоче­вид­ные пере­садки, осо­бые рас­пи­са­ния у неко­то­рых марш­ру­тов, одно­сто­рон­ние оста­новки, хит­рая система оплаты. Нужно пока­зать всё это так, чтобы никто не испу­гался слож­но­стей и ничего не перепутал.

К эсте­тике, как мы обсу­дили выше, тоже высо­кие тре­бо­ва­ния: нужно сде­лать схему узна­ва­е­мой и само­быт­ной, чтобы она рабо­тала на имидж транс­порта и города.

Чело­веку, кото­рый нико­гда не зани­мался транс­порт­ными схе­мами, может пока­заться, что хотя бы логи­че­скую часть может сде­лать ком­пью­тер: есть огра­ни­чен­ное число эле­мен­тов, понят­ные связи между ними, набор тре­бо­ва­ний к углам и цве­там, зна­чит опти­маль­ную кон­фи­гу­ра­цию смо­жет найти алгоритм.

Пока это не уда­ва­лось. Реаль­ный про­цесс обычно свя­зан с дли­тель­ным пере­бо­ром вари­ан­тов, а удач­ным нередко ока­зы­ва­ется неожи­дан­ное реше­ние — доста­точно вспом­нить исто­рию нью‑йорк­ской схемы. И каким бы ни стало это реше­ние, обя­за­тельно при­дётся делать мел­кие исклю­че­ния, до кото­рых ком­пью­тер бы не догадался.

О схеме метро Нью‑Йорка:

Когда я начал делать свою первую схему мос­ков­ского метро в 2006 году, мне каза­лось, что надо найти спо­соб соеди­нить стан­ции лини­ями с мини­му­мом изги­бов, и потом подписать.

Тогда я исполь­зо­вал стан­ции как «удоб­ные» места для пово­рота линий.

Как надо было:

Официальная московская схема, 2005

Офи­ци­аль­ные схемы все­гда изоб­ра­жали каж­дую плат­форму отдель­ным круж­ком с под­пи­сью‑назва­нием рядом.

Чтобы упро­стить гео­мет­рию, я решил пока­зы­вать одним круж­ком целые пере­са­доч­ные узлы.

Но стан­ции одного пере­са­доч­ного узла могут иметь раз­ные назва­ния, и на таких узлах при­ш­лось выве­ши­вать списки этих названий.

О трудностях с подписями московских станций:

Скрыто 12 раз­во­ро­тов

Версия 3.508

Версия 3.510

Версия 3.516

Версия 3.517

Версия 3.530

Версия 3.577

Версия 3.691

Когда форма пере­садки на Биб­лио­теке имени Ленина была най­дена, я начал искать рас­по­ло­же­ние дру­гих узлов и их подписей.

В пер­вом вари­анте пере­садки на Лубянке назва­ние Куз­нец­кого Моста пере­се­кает фио­ле­то­вую линию.

Если раз­бить назва­ние на две строки, ему ста­но­вится тесно между крас­ной и фио­ле­то­вой линиями.

Пере­во­ра­чи­ваю узел, чтобы дыша­лось свободнее.

Теперь хочется назва­ние «Куз­нец­кий Мост» поста­вить ближе к стан­ции, а лати­ницу пере­ме­стить наверх. Выгля­дит явно лучше — чуть позже сде­лаю так на всей схеме.

Если накло­нить пере­садку, полу­ча­ется выров­нять «Куз­нец­кий Мост» по левому краю. Так удоб­нее читать.

Делаю пере­садку короче. Когда стан­ций две, так выгля­дит акку­рат­нее, чем с длин­ной ган­те­лью, но «Куз­нец­кий Мост» снова отваливается.

При­шло время везде поста­вить кирил­лицу ближе к стан­циям. Если ещё и отцен­тро­вать «Куз­нец­кий Мост», полу­ча­ется хорошо.

Скрыто 10 раз­во­ро­тов

В сле­ду­ю­щей части пого­во­рим о прин­ци­пах постро­е­ния схемы: какой транс­порт пока­зан, какая у линий гео­мет­рия, как исполь­зу­ются цвета. Об этом обычно думают в первую оче­редь, потому что на сле­ду­ю­щих эта­пах это будет сложно изме­нить. А вот подо­брать шрифт или кон­крет­ные оттенки цве­тов можно и позже.

Но при­мер с пере­сад­кой на Биб­лио­теке имени Ленина пока­зы­вает, что бывает иначе: слож­но­сти с дета­лями при­во­дят к пере­смотру прин­ципа. Всё вли­яет на всё.

Скрыт 1 раз­во­рот

2
Принцип

Соответствие линий маршрутам

Так рисуют схемы в рус­ских депо и авто­бус­ных пар­ках: про­сто обво­дят по карте все дороги, где идёт транс­порт, а потом под­пи­сы­вают номера марш­ру­тов вдоль линии или на остановках.

Сде­лать такую схему про­сто, но поль­зо­ваться ей неудобно. Попро­буйте про­сле­дить, как идёт 15‑й трамвай.

Когда марш­ру­тов много, а линия одна, каж­дый пере­крё­сток сби­вает с толку.

Схема использовалась до 2018 года

Скрыто 5 раз­во­ро­тов

Реше­ние о том, что счи­тать и изоб­ра­жать отдель­ной линией, не инже­нер­ное, а чисто дизай­нер­ское. Дизайн схемы имеет боль­шую силу и вли­яет на пред­став­ле­ние пас­са­жи­ров о реальности.

В Копен­га­гене ситу­а­ция похожа на сток­гольм­скую: мно­же­ство элек­три­чек про­хо­дят через оди­на­ко­вый набор стан­ций в цен­тре города, а к при­го­ро­дам разъ­ез­жа­ются по‑раз­ному. Но здесь каж­дая из них нари­со­вана отдельно, поэтому и пас­са­жиру не при­дёт в голову гово­рить о «разветвлениях».

Пре­иму­ще­ство такого дизайна в том, что не нужно отдельно думать о «марш­ру­тах», есть только линии. Недо­ста­ток — абсурдно тол­стый шлейф.

Электрички Копенгагена, 2006

Скрыт 1 раз­во­рот

Если бы каж­дый воз­мож­ный марш­рут Дис­трикт‑лайн обо­зна­чался отдель­ной линией на схеме, вышло бы слиш­ком сложно.

Скрыто 11 раз­во­ро­тов

Цветовое кодирование

В клас­си­че­ской кар­то­гра­фии зна­че­ние линий пере­да­ётся их рисун­ком. В зави­си­мо­сти от тол­щины, узора и изви­ли­сто­сти линии мы пони­маем, что перед нами: дорога, река, гра­ница или меридиан.

Карта Сибири
Джон Бартоломеу, 1922
Рамси

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

Самый неудоб­ный из одно­слов­ных цве­тов — жёл­тый. Он свет­лее дру­гих, поэтому на нём почти не чита­ется белый текст. Это решить не сложно — можно напи­сать чёрным.

Хуже дру­гое: жёл­тый сам плохо виден на свет­лом фоне. Рисо­вать схему на тём­ном фоне только ради чита­е­мо­сти жёл­того — неоправ­дан­ная мера.

Когда на лон­дон­ской схеме появи­лась жёл­тая линия, её нари­со­вали с чёр­ной обвод­кой. Ста­рые нью‑йорк­ские схемы обхо­ди­лись без обводки.

На совре­мен­ных схе­мах стало нао­бо­рот: Лон­дон теперь без обводки, а Нью‑Йорк — с ней.

Обводка — допу­сти­мый кар­то­гра­фи­че­ский приём, но на схе­мах обычно смот­рится неэле­гантно. Странно, если среди одно­тип­ных объ­ек­тов один вдруг полу­чает осо­бен­ное обозначение.

Чтобы жёл­тую линию было лучше видно без обводки, лучше сде­лать цвет тем­нее. Но когда затем­ня­ешь жёл­тый, полу­ча­ется грязно‑болот­ный. Поэтому при затем­не­нии его сдви­гают в сто­рону оранжевого:

Слишком светлый жёлтый

Темнее: грязно‑болотный

Темнее и оранжевее: хороший жёлтый

Жёлтая линия с обводкой. Лондон, 1950

Жёлтая линия без обводки. Нью‑Йорк, 1979

Жёлтая линия без обводки. Лондон, 2018

Жёлтая линия с обводкой. Нью‑Йорк, 2018

Скрыто 16 раз­во­ро­тов

Геометрия

На этой бес­по­кой­ной схеме пока­заны линии метро, марш­руты авто­бу­сов, трол­лей­бу­сов и трам­ваев Буда­пешта. Они имеют реа­ли­стич­ную форму, про­хо­дят по ули­цам и мимо парков.

Это гео­гра­фич­ная схема.

Скрыто 3 раз­во­рота
  • Лондонское метро, дизайнер Генри Бек

45°

Трамваи Хельсинок

30°

Наземный транспорт в Щукине, дизайн мой. Проект заброшен

22,5°

Автобусы Люксембурга, дизайнер Юг Церович, ВДЛ

18°

Московская сеть «Магистраль», дизайнер Константин Коновалов, 2018

15°

Перспективная схема метро Турина, дизайнер Кристофер Смеричник

60°

Железнодорожная сеть Мельбурна, дизайнер Филип Маллис

90°

Основ­ной инстру­мент «гео­мет­ри­за­ции» схемы — сетка углов. Линии стро­ятся из сег­мен­тов, про­хо­дя­щих под одним из раз­ре­шён­ных углов.

Самая при­выч­ная — 45‑гра­дус­ная сетка, исполь­зо­ван­ная Беком на лон­дон­ской схеме. Линии могут про­хо­дить под любым углом крат­ным 45°.

На хель­син­ской схеме с преды­ду­щего раз­во­рота — 30‑гра­дус­ная сетка.

На щукин­ской схеме я попро­бо­вал 22,5° — мне нужно было больше гиб­ко­сти, потому что я рисо­вал улицы и хотел изоб­ра­зить их доста­точно близко к гео­гра­фи­че­ской реаль­но­сти для узнаваемости.

На люк­сем­бург­ской схеме — 18°. Даже такой мел­кий шаг сетки не создаёт впе­чат­ле­ния бес­по­рядка. Это потому, что много «рифм»: под каж­дым из углов про­хо­дит много линий, при­чём прямо из цен­тра ухо­дят жир­ные линии под боль­шин­ством раз­ре­шён­ных углов. Мы это сразу заме­чаем и видим в этом строй­ность и красоту.

Схема «Маги­страли» тоже кра­си­вая, но 15‑гра­дус­ная сетка на ней не чита­ется: линий слиш­ком мало, а изги­бов на них слиш­ком много, чтобы заме­тить парал­лели. Кажется, что линии про­сто гнутся где и как им вздумается.

Обычно под­би­рают углы — дели­тели 90°, чтобы уж точно иметь гори­зон­тали и вер­ти­кали. Если взять угол 60°, то так уже не получится.

Нако­нец, можно вообще оста­вить только гори­зон­тали и вертикали.

Скрыто 18 раз­во­ро­тов

Ориентация

Ориентация

На тра­ди­ци­он­ных кар­тах север наверху. Если изме­нить при­выч­ную ори­ен­та­цию карты, зна­ко­мые места поте­ряют узнаваемость.

В слу­чае с транс­порт­ными схе­мами, осо­бенно гео­мет­рич­ными, ори­ен­та­ция — это услов­ность. Линии про­хо­дят под углами, кото­рых тре­бует дизайн схемы, и эти углы могут зна­чи­тельно отли­чаться от насто­я­щих. Есть смысл повер­нуть схему так, чтобы она лучше чита­лась, запо­ми­на­лась или даже про­сто вмещалась.

Скрыто 10 раз­во­ро­тов

Охват

Неко­то­рые транс­порт­ные системы слиш­ком сложны для изоб­ра­же­ния на одной схеме. Хоро­ший приём упро­ще­ния — умень­шить охват схемы, то есть пока­зать не всё.

Напри­мер, можно пока­зать только ноч­ной транс­порт. Ночью чело­веку без­раз­лично, что ходит днём: ему нужно дое­хать сей­час. Отдель­ные днев­ная и ноч­ная схема проще сами по себе, потому что на них не при­хо­дится отдельно поме­чать, какой из марш­ру­тов когда ходит. Это подой­дёт, если есть явное раз­де­ле­ние на днев­ные и ноч­ные маршруты.

Схема ночных паромов Японии
Трипадвайзор

Скрыто 10 раз­во­ро­тов

Детализация

Прин­ципы лон­дон­ской схемы Генри Бека, такие как отказ от при­вязки к гео­гра­фии и при­ве­де­ние линий к углам по 45°, были отве­том на рас­ту­щую слож­ность и раз­мер метро. Но без­дум­ное копи­ро­ва­ние этих прин­ци­пов бес­смыс­ленно. Эта схема мало что добав­ляет к про­стому пере­чис­ле­нию стан­ций через запя­тую: Ала­бин­ская, Рос­сий­ская, Московская...

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

С точностью до платформы. Схема 3.0

На мос­ков­ской офи­ци­аль­ной схеме дета­ли­за­ция ещё выше: отдель­ный кру­жок соот­вет­ствует каж­дой плат­форме, даже при общем названии.

При таком реше­нии исче­зает одно­знач­ное соот­вет­ствие между круж­ком плат­формы и под­пи­сью, и чело­веку при­хо­дится гадать. Но и вообще схема ста­но­вится слож­нее: самая малень­кая пере­садка — это «ган­теля», а не кружок.

С точностью до пути. Через сто лет

На пла­кате «Схема через сто лет» — ещё деталь­нее: обо­зна­чены не про­сто плат­формы, но отдель­ные пути. На крос­сплат­фор­мен­ных стан­циях, напри­мер на Тре­тья­ков­ской, одна плат­форма обслу­жи­вает раз­ные линии. В таких слу­чаях линии раз­ре­заны попо­лам и «про­пу­щены» через нуж­ные платформы.

Студия Лебедева

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

Свобода

Нали­чие прин­ципа важно для хоро­шего дизайна. Без него реше­ния выгля­дят слу­чай­ными. Но прин­цип — не само­цель, а лишь инстру­мент при­ня­тия реше­ний. Неко­то­рым дизай­не­рам прин­цип свя­зы­вает руки.

Нужно не бояться сво­боды: делать исклю­че­ние из совер­шенно любого прин­ципа и ком­би­ни­ро­вать раз­ные прин­ципы на одной схеме, если схема от этого выиграет.

Скрыто 10 раз­во­ро­тов

Оче­вид­ный прин­цип помо­гает чита­телю понять схему одно­значно. Но бывает, что сле­пое сле­до­ва­ние прин­ципу мешает про­чи­тать схему, а вот если его нару­шить, ста­но­вится понятнее.

Рас­смот­рим совре­мен­ную лон­дон­скую схему. В прин­ципе, стан­ции без пере­садки здесь обо­зна­ча­ются пень­ками, а с пере­сад­кой — кружками.

Дистрикт‑лайн и Пикадилли‑лайн, напри­мер, имеют общий уча­сток, но про­хо­дят в раз­ных тон­не­лях. Даже на оди­на­ково назы­ва­ю­щихся стан­циях между ними нет пере­садки — нужно выйти в город. На стан­циях, где пере­садка есть, она обо­зна­чена явно.

Дистрикт‑лайн и Кольцевая линия также имеют общий уча­сток, при­чём про­хо­дят его по одним рель­сам. Пере­сесть можно на любой стан­ции: к одной плат­форме пооче­рёдно под­хо­дят поезда двух линий.

Логично было бы изоб­ра­зить все общие стан­ции как пере­са­доч­ные, но этого не делают, чтобы не утя­же­лять схему.

Круж­ками обо­зна­чены только стан­ции, где можно пере­сесть куда‑то ещё. В осталь­ных слу­чаях доста­точно того, что линии «скле­ены». Если пас­са­жир не пой­мёт намёка и решит, что пере­сесть можно только на стан­циях с круж­ками, — не беда, в любом слу­чае пересядет.

Скрыт 1 раз­во­рот

На моей основ­ной схеме мос­ков­ского метро пенёк стан­ции Смо­лен­ской Филёвской линии тор­чит из линии чуть меньше, чем осталь­ные на схеме.

Если бы я сде­лал его таким, как все, он бы «влип» в Арбатско‑Покровскую линию. Можно было бы поду­мать, что между стан­ци­ями есть переход.

Если бы я сде­лал все пеньки такими же корот­кими, они бы хуже чита­лись на схеме.

Если бы я уве­ли­чил рас­сто­я­ние между лини­ями, при­ш­лось бы ещё уве­ли­чить кап­сулу, обо­зна­ча­ю­щую стан­цию Киев­скую, через кото­рую обе линии про­хо­дят. Но утя­же­лять обо­зна­че­ние не хотелось.

В хоро­шем гра­фи­че­ском дизайне общее вли­яет на част­ное, а не нао­бо­рот. Поэтому лучше сде­лать неза­мет­ное локаль­ное исклю­че­ние, но сохра­нить жела­е­мый облик схемы в целом.

Скрыто 2 раз­во­рота

3
Конструк­ция

Графема

По схеме пас­са­жир ищет стан­ции и про­кла­ды­вает марш­руты. Чтобы помочь ему, мы вво­дим цве­то­вое коди­ро­ва­ние, уби­раем лиш­нее, систе­ма­ти­зи­руем рас­сто­я­ния, углы и обо­зна­че­ния. Полу­чен­ное гра­фи­че­ское изоб­ра­же­ние обла­дает неко­то­рой формой.

Хоро­шая форма помо­гает узнать схему и даёт гла­зам пас­са­жира точки опоры. Юри Сузуки сде­лал для лон­дон­ского музея дизайна печат­ную плату по форме схемы метро. Кто знает Лон­дон, най­дёт на плате стан­цию «Грин‑парк», хоть её назва­ние и заго­ра­жи­вает конденсатор.

Скрыто 3 раз­во­рота
  • Графемы транспортных схем Москвы и Чикаго в сравнении с видом из космоса

Конечно, гра­фема схемы изна­чально опре­де­ля­ется топо­ло­гией самой транс­порт­ной сети, а она про­ис­хо­дит из плана города. Так что Москва и Чикаго про­сто вынуж­дены были полу­читься характерными.

В слу­чае с менее «гра­фич­ными» горо­дами, создать образ для гра­фемы — задача дизай­нера. Если город не даёт под­ска­зок, можно искус­ственно при­ду­мать для схемы кон­туры, выхва­ты­ва­е­мые взглядом.

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Текстура

Неравномерная текстура берлинской схемы

В преды­ду­щей главе я при­зы­вал при­да­вать эле­мен­там схемы харак­тер­ную форму, а не пре­вра­щать пере­пле­те­ния линий в сплош­ной одно­род­ный узор. Раз­ные замет­ные осо­бен­но­сти схемы должны ста­но­виться опо­рой для глаза.

Но с дру­гой сто­роны, чтобы кон­струк­ция схемы была проч­ной, нужно, чтобы в ней был поря­док и акку­рат­ность. На это ощу­ще­ние вли­яет рав­но­мер­ная плот­ность, тек­стура схемы. В каче­стве осо­бен­но­стей не подой­дут комки и дыры.

Скрыто 10 раз­во­ро­тов

Черновик

Черновик

Черновик

Черновик

Черновик

Черновик

С дырами надо было что‑то делать.

Под Паве­лец­кой хоть как‑то выру­чал тек­сто­вый блок о Паве­лец­ком вок­зале. Но что засу­нуть между Сер­пу­хов­ской и Нагатинской?

Дизай­неры выра­жали оза­да­чен­ность шуткой.

Можно было бы поста­вить Нага­тин­скую и Нагор­ную над новым коль­цом, несмотря на то, что в реаль­но­сти они рас­по­ло­жены южнее. Но позже на схеме пона­до­бится обо­зна­че­ние пере­садки между Нага­тин­ской и Вар­шав­ским шоссе, поэтому они должны быть рядом.

Оста­ва­лись только «хаки». Сна­чала в дырку поста­вили лого­тип метро.

Потом при­ду­мали именно здесь крупно под­пи­сать Москву‑реку.

Станция, обозначенная на черновиках как «Варшавское шоссе», на самом деле называется «Верхние Котлы»

Создание схемы линий Московского метро 3.0. Студия Лебедева

Дизайнеры Егор Попов и Сергей Чикин, артдир я. О проекте

Без подписи

Если один и тот же объ­ект можно под­пи­сать в раз­ных местах, то есте­ственно делать это в наи­бо­лее сво­бод­ном месте.

С подписью

На нашей схеме метро Санкт‑Петер­бурга под­пись Обвод­ного канала как раз стоит в том месте, где не хва­тает «мяса».

Скрыто 2 раз­во­рота

Ритм

В совете о согла­со­ва­нии в дизайне Артём Гор­бу­нов рас­ска­зы­вает исто­рию о начале своей работы в Сту­дии Лебе­дева, как с огром­ным тру­дом нари­со­вал и утвер­дил у арт‑дирек­тора Ильи Михай­лова четыре кар­тинки для сайта.

Арте­мий Лебе­дев про­ком­мен­ти­ро­вал резуль­тат: «У вас тут кар­тинки все как бы немного пово­ра­чи­ва­ются. Надо сде­лать так, чтобы при пере­ходе между раз­де­лами кар­тинки пово­ра­чи­ва­лись в одном направ­ле­нии и полу­ча­лась линей­ная последовательность».

Одну из кар­ти­нок при­ш­лось пере­ри­со­вать. Артём назы­вает эту исто­рию одним из своих важ­ней­ших уро­ков дизайна и пишет:

В хоро­шем дизайне согла­со­ваны все эле­менты. По мере про­гресса в тех­нике всё более согла­со­ваны дви­же­ния частей меха­низма, частоты, время вза­и­мо­дей­ствия и общая струк­тура. В раз­ви­том биз­несе согла­со­ваны реклама, про­дажи, про­из­вод­ство и логи­стика. В зре­лом гра­фи­че­ском дизайне согла­со­ваны цвет, модуль­ная сетка, типографика.

Скрыто 13 раз­во­ро­тов

Формат

Есте­ствен­ная для арбуза форма — круг­лая. Но с круг­лыми арбу­зами про­блема: они неэф­фек­тивно зани­мают место и часто бьются при перевозке.

Люди научи­лись выра­щи­вать квад­рат­ные арбузы, с кото­рыми этих про­блем нет.

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

В руб­рику «Советы» на сайте Бюро Гор­бу­нова при­слали схему авто­бу­сов Добрянки.

Допу­щена рас­про­стра­нён­ная ошибка: для заго­ловка и слу­жеб­ной инфор­ма­ции выде­лена отдель­ная полоска, в то время как пустоты есть со всех сто­рон от схемы. Пра­вая чет­верть схемы нужна только ради подпи­си «Мик­ро­район „Посё­лок лес­ни­ков“». В общем, место исполь­зу­ется бестолково.

Даже если не менять форму линий, а про­сто умень­шить поля и заткнуть углы, ста­нет лучше.

Ещё один при­мер из «Сове­тов» — схема трол­лей­бу­сов Вид­ного. Здесь та же ошибка: вокруг схемы много пустот, но для слу­жеб­ной инфор­ма­ции выде­лен целый этаж снизу.

Откад­ри­руем схему более уве­ренно, поста­вим заго­ло­вок в сво­бод­ный пра­вый верх­ний угол, а слу­жеб­ную инфор­ма­цию набе­рём скром­нее в пра­вом ниж­нем. Спи­сок марш­ру­тов здесь можно про­сто убрать.

Скрыто 6 раз­во­ро­тов

4
Детали

Линии

Марш­руты на схеме обо­зна­чают лини­ями, и нередко назы­вают так же.

Во вто­рой части книги мы обсуж­дали глав­ную визу­аль­ную харак­те­ри­стику линии — её цвет. Цвета мы ещё кос­нёмся, когда будем гово­рить о пуч­ках линий. А в этой главе пого­во­рим о тол­щине и гра­фи­че­ском стиле.

Скрыто 15 раз­во­ро­тов

Харак­тер узора дол­жен соот­вет­ство­вать его значению.

На лон­дон­ской схеме 1968 года стро­я­щи­еся участки пока­заны тон­кими кон­тур­ными штри­хами. Без легенды ясно, что эти отрезки «нена­сто­я­щие» и менее важны, чем остальные.

На схеме 1985 года назой­ливо выде­лены участки, по кото­рым поезда ходят только в часы пик. Осо­бен­ность важ­ная, но узор бьёт по гла­зам и при этом похож на пунк­тир, как будто это стро­я­щи­еся участки. Хорошо бы изме­нить и успо­ко­ить обозначение.

Строящиеся участки

Поезда только в часы пик

Как можно было бы сделать: спокойнее и больше похоже на действующую линию

Строящиеся участки

Поезда только в часы пик

Как можно было бы сделать: спокойнее и больше похоже на действующую линию

Не только пунк­тир­ные, но и про­зрач­ные линии чита­ются как «нена­сто­я­щие». Сту­дия Лебе­дева так обо­зна­чает стро­я­щи­еся участки на своей схеме метро Санкт-Петербурга.

Строящиеся участки

Действующие участки

Строящиеся участки

Действующие участки

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

Пучки

Шлейф для соединения плат «Ардуино». Вольтик.ру

У несколь­ких марш­ру­тов могут быть сов­па­да­ю­щие участки, то есть места, где они идут вме­сте. Когда каж­дый марш­рут обо­зна­ча­ется своей линией, на схеме воз­ни­кают пучки парал­лель­ных линий. А если парал­лель­ных марш­ру­тов много, полу­ча­ются целые шлейфы.

Скрыто 7 раз­во­ро­тов

С наве­де­нием порядка в пучке ино­гда помо­гает ещё одна хитрость.

Бывает, что на пере­крёстке из пучка ухо­дят две линии, под­хо­дя­щие к нему с про­ти­во­по­лож­ных сторон.

Таким линиям не обя­за­тельно идти вдоль края: одна может заме­нить дру­гую прямо в сере­дине пучка, и белой полосы не оста­нется — что даёт сво­боду в выборе поло­же­ния этих линий.

Читайте также о минимизации переплетений в рассказе о программе «Транзит»

Скрыто 4 раз­во­рота

Пред­по­ло­жим, что у нас есть несколько линий раз­ной тол­щины и стиля, и они изоб­ра­жают марш­руты, иду­щие по одной улице. Из таких линий будет трудно сде­лать пучок.

Если скле­ить линии, ста­но­вится непо­нятно, что счи­тать отдель­ным маршрутом.

Но и с про­жил­ками смот­рится неод­но­значно: пару тон­ких линий и трудно отли­чить от двой­ной сала­то­вой линии .

Может помочь груп­пи­ровка похо­жих линий в отдель­ные пучки, отде­лён­ные расстоянием.

Также хорошо бы убрать пол­но­стью про­зрач­ные части линий, заме­нив их свет­лыми цветами.

О стиле линий:

Скрыто 6 раз­во­ро­тов

Изгибы

После того, как Генри Бек пре­кра­тил работу над схе­мой лон­дон­ского метро, за неё взялся дизай­нер Гарольд Хат­чин­сон. Он отка­зался от плав­ных пово­ро­тов линий и стал их про­сто «ломать».

Это очень пло­хая схема. Пере­ломы — хоть и не един­ствен­ная её про­блема, но одна из самых заметных.

О Генри Беке:

Дизайнер Генри Бек, 1933

Пово­роты должны быть плавными.

Пово­роты должны быть «на виду», а не спря­таны под круж­ками пересадок.

Это неоче­видно: кружки кажутся удоб­ными «опор­ными точ­ками», их хочется соеди­нить пря­мыми отрез­ками. Но как одна линия дол­жен вос­при­ни­маться весь марш­рут, а не отдель­ные соеди­не­ния между станциями.

Полу­ча­ется пло­хой гештальт: цвет наме­кает на одну связь между отрез­ками, а прин­цип непре­рыв­но­сти — на дру­гую. При бег­лом чте­нии легко «уехать» не туда.

Для тех, кто не раз­ли­чает цвета, схема ста­но­вится совер­шенно нечи­та­е­мой: невоз­можно уга­дать, где про­дол­жа­ется какая линия.

Когда пово­роты видны, а линии все­гда про­хо­дят через стан­ции прямо, глазу легко сле­дить за линией.

В таком слу­чае линии чита­ются цели­ком даже без цвета.

О сетке углов:

На гео­мет­рич­ной схеме воз­ни­кает вопрос, может ли быть пово­рот сразу на два, три шага сетки углов. Ска­жем, при сетке в 45°, можно ли погнуть линию сразу на 90° или 135°?

Пово­рот на 90° — обыч­ная вещь. Но если такой пово­рот на схеме один, он может этим обра­щать на себя вни­ма­ние и выгля­деть непо­сле­до­ва­тель­но­стью в дизайне. Если таких несколько, они вос­при­ни­ма­ются как должное.

Пово­рот на 135° очень сомни­те­лен: кажется, что дизай­нер плохо про­ло­жил линии, если ему вдруг при­хо­дится прак­ти­че­ски раз­во­ра­чи­вать одну из них назад.

Ино­гда для гра­фи­че­ского един­ства такие «рез­кие» пово­роты состав­ляют из оди­нар­ных. Но это может и ухуд­шить ситу­а­цию: два, а тем более три пово­рота под­ряд выгля­дят неоправ­данно громоздко.

Ино­гда уда­ётся «скрыть» про­блему, пере­неся какую‑ни­будь стан­цию на про­ме­жу­точ­ное звено пово­рота, как в при­мере на сле­ду­ю­щем развороте.

45°

90°. Нормально, если такой поворот не один

135°. Сомнительно

2 × 45°. Нормально

3 × 45°. Слишком громоздко

3 × 45°. Слишком громоздко

На моей мос­ков­ской схеме раз­ре­ша­ются углы в 90°, но я пред­по­чи­таю 2 × 45°. «Оре­хово» стоит на про­ме­жу­точ­ном сег­менте, чтобы он не так выделялся.

На лон­дон­ской схеме 2004 года фраг­мент линии Хаммерсмит — Сити после стан­ции Ливер­пуль‑стрит изги­ба­ется на 90°, но потом пово­рот на 135° к «Олдгейт‑ист» вдруг делает тремя шагами по 45°.

На схеме 2018 года этот кусок выгля­дит чище: с одним пово­ро­том на 45° и одним на 90°. Это стало воз­можно после серьёз­ного изме­не­ния кон­фи­гу­ра­ции линий вокруг.

Резкое скругление

Два явных поворота

Если делить пово­рот на сег­менты, эти сег­менты должны явно читаться, то есть быть доста­точ­ной длины по срав­не­нию с дли­ной скруг­ле­ний. В пер­вых двух при­ме­рах скруг­ле­ния довольно рез­кие, и два пово­рота чита­ются хорошо.

Плавное скругление

Чёрт знает что

Если скруг­лить линии плав­нее, а длину про­ме­жу­точ­ного сег­мента оста­вить преж­ней, двой­ной пово­рот полу­чится коря­вым: в нём уже не чита­ется отре­зок пря­мой линии, а кажется, будто пово­рот про­сто нари­со­ван нетвёр­дой рукой.

Про­ме­жу­точ­ный сег­мент можно удли­нить, но тогда пово­рот ста­нет зани­мать ещё больше места.

На офи­ци­аль­ной мос­ков­ской схеме был как раз такой непри­ят­ный изгиб Люб­лин­ской линии возле «Труб­ной». Вме­сто пово­рота в два шага — про­сто «помя­тая» линия.

В более позд­ней вер­сии недо­чёт испра­вили. Ещё появи­лось при­ят­ное сосед­ство двух пово­ро­тов по 90°.

Теперь о том, как именно рисо­вать скругления.

Если пред­ста­вить, что мы рисуем линию рукой, ведя по бумаге пером опре­де­лён­ной ширины, то для изоб­ра­же­ния рез­кого пово­рота нам при­дётся пре­рвать дви­же­ние. Спо­ты­ка­ется на таком углу и глаз.

Как мини­мум нужно сде­лать, чтобы линия везде имела одну тол­щину. Но и в таком вари­анте линия пово­ра­чи­вает слиш­ком резко.

Про­стой спо­соб сгла­жи­ва­ния на ком­пью­тере — радиальное скругление. Вме­сто угла рису­ется дуга окруж­но­сти. Точ­кой • обо­зна­чен её центр.

Чем больше радиус окруж­но­сти, дуга кото­рой заме­няет угол, тем плав­нее линия и тем легче глазу по ней скользить.

Но слиш­ком боль­шое скруг­ле­ние зани­мает много места на схеме, всё ста­но­вится «непо­во­рот­ли­вым». Боль­шому кораблю трудно маневрировать.

Если исполь­зу­ется ради­аль­ное скруг­ле­ние, для гра­фи­че­ского един­ства хорошо взять стан­дарт­ный радиус для всей схемы.

В пуч­ках при­дётся сде­лать исклю­че­ние: если оста­вить радиус всех скруг­ле­ний оди­на­ко­вым, между лини­ями воз­ник­нут просветы.

Устра­нить про­светы можно, согла­со­вав скруг­ле­ния в пучке:

  • по внеш­нему скруг­ле­нию, умень­шив внутренние;

  • по сред­нему, умень­шив внут­рен­нее и уве­ли­чив внешнее;

  • по внут­рен­нему, уве­ли­чив внешние.

Больше линий в пучке — больше вариантов.

Если в сосед­них пуч­ках сде­лать по‑раз­ному, это будет бро­саться в глаза.

Делайте одинаково.

Стандарт диаграмм линий. Радиусы и углы
Транспорт Лондона

Стан­дарты «Транс­порта Лон­дона» пред­пи­сы­вают исполь­зо­вать пово­роты на 45° или 90° с ради­аль­ным скруг­ле­нием ради­у­сом в три тол­щины линии.

В пуч­ках пола­га­ется согла­со­вы­вать скруг­ле­ния по внут­рен­нему, делая внеш­ние больше.

Есть ещё один повод сде­лать исклю­че­ние из пра­вила «один радиус на всю схему».

При оди­на­ко­вом ради­усе длина дуги про­пор­ци­о­нальна углу пово­рота. Пово­рот на 45° — коро­тень­кий, на 90° — длин­нее, на 135° — слиш­ком продолжительный.

Для каж­дого угла хорошо подо­брать радиус скруг­ле­ния вруч­ную. На рисунке радиус для 45° в пол­тора раза уве­ли­чен по срав­не­нию с 90°, а для 135° — в пол­тора же раза умень­шен. Так приятнее.

Ai

Эффект Иллю­стра­тора Round corners кор­ректно рисует скруг­ле­ния с ука­зан­ным ради­у­сом только для углов в 90°. На рисунке у всех линий ука­зан один радиус скруг­ле­ния, но только у жёл­той пово­рот дей­стви­тельно построен из дуги окруж­но­сти этого ради­уса. Как видно, у пово­рота на 45° радиус намного больше, а у 135° — намного меньше, чем указано.

«Честно» ради­усы рисует инстру­мент Live corners, появив­шийся в вер­сии 17.1.

При ради­аль­ном скруг­ле­нии линия состав­ля­ется из трёх при­став­лен­ных друг к другу фраг­мен­тов: отрезка пря­мой, дуги окруж­но­сти, снова отрезка пря­мой. Это про­ти­во­есте­ственно, реаль­ные объ­екты так не гнутся.

Если согнуть сталь­ной прут или душе­вой шланг, радиус кри­визны будет плавно воз­рас­тать в направ­ле­нии от цен­тра изгиба. Точно ука­зать точку, где изгиб закан­чи­ва­ется, будет невозможно.

В начале главы я гово­рил о том, что «сло­ман­ные» линии выгля­дят плохо. Линии, скруг­лён­ные ради­у­сом, тоже в каком‑то смысле сло­маны — доста­точно один раз уви­деть места, где дуга окруж­но­сти «при­де­лы­ва­ется» к пря­мым отрез­кам, и раз­ви­деть их уже не получится.

Чтобы скруг­лить линию есте­ственно, нужно втя­нуть её «усы» внутрь угла, а сами опор­ные точки, нао­бо­рот, рас­та­щить. При этом важно не пере­бор­щить: если линия стала похо­дить на раз­ва­рив­шу­юся мака­ро­нину, стоит сде­лать шаг назад.

При пово­роте на 90° у ради­аль­ного скруг­ле­ния «усы» тор­чат где‑то на 56% радиуса.

При­ят­ное глазу скруг­ле­ние обычно полу­ча­ется, если уве­ли­чить тор­ча­ние усов до 75%.

Когда мы смот­рели на ради­аль­ные скруг­ле­ния, мы обсу­дили, что лучше под­би­рать раз­ный радиус для пово­ро­тов на раз­ный угол.

Есте­ствен­ные, нари­со­ван­ные вруч­ную скруг­ле­ния также при­дётся под­би­рать отдельно для пово­ро­тов на раз­ные углы.

Радиально

В зави­си­мо­сти от исполь­зу­е­мой сетки углов, при­дётся нари­со­вать вруч­ную больше или меньше раз­ных скруг­ле­ний. Чем больше угол, тем замет­нее раз­ница между ради­у­сами и есте­ствен­ными скруглениями.

30°   60°   120°   150° 

  • 30°

  • 60°

  • 120°

  • 150°

Естественно

При исполь­зо­ва­нии есте­ствен­ных скруг­ле­ний про­блема пуч­ков про­яв­ля­ется с осо­бой силой.

Как обычно, если вло­жить наши скруг­ле­ния друг в друга, между ними воз­ник­нут про­светы. Но если в слу­чае с ради­аль­ными скруг­ле­ни­ями эти про­светы устра­ня­ются под­бо­ром ради­уса, то здесь всё непросто.

Вот неудач­ная попытка подо­гнать все линии к жёл­той. В одних местах про­светы ещё есть, а в дру­гих линии уже налезли друг на друга.

Если рас­ста­вить опор­ные точки на пер­пен­ди­ку­ля­рах, уда­ётся сде­лать нале­за­ния сильно менее заметными.

Дальше уже можно смух­ле­вать, спря­тав линии друг под друга — никто ничего не заметит.

Правда, если между лини­ями остав­лены про­жилки, спря­тать неточ­ность не получится.

По форме про­жи­лок видно, что линии не подо­гнаны друг к другу иде­ально. При­дётся дви­гать тщательнее.

Но вер­нёмся к вари­анту без про­жи­лок. У нас оста­лась ещё одна про­блема — сло­ма­лась зелё­ная линия.

Попро­буем почи­нить её и подо­гнать все осталь­ные уже к ней. Полу­ча­ется почти нор­мально, но теперь воз­ни­кает про­блема с синей линией: её усы ока­зы­ва­ются недо­ста­точно вытя­ну­тыми в угол, и её скруг­ле­ние ста­но­вится слиш­ком похо­жим на ради­аль­ное. Если линий ста­нет больше четы­рёх, то у вне­ших этот недо­ста­ток ста­нет ещё заметнее.

Чтобы дове­сти изгиб до ума, при­хо­дится оттас­ки­вать опор­ные точки более внеш­них скруг­ле­ний дальше от угла ради того, чтобы силь­нее вытя­нуть им усы. Теперь пово­рот выгля­дит хорошо, и такой вари­ант выдер­жит уве­ли­че­ние числа линий.

Мы обсу­дили ситу­а­ции, когда пучок пово­ра­чи­вает целиком.

А что делать, если одна из линий про­хо­дит прямо? Здесь скруг­ле­ния непри­ятно рас­со­гла­со­вы­ва­ются. Если оста­вить синюю линию со ста­рым скруг­ле­нием, как если бы она была чет­вёр­той в пучке, оно будет смот­реться слиш­ком большим.

Можно нари­со­вать ей скруг­ле­ние такое, как если бы она была тре­тьей в пучке — полу­чится поаккуратнее.

Нело­гич­ный, но ещё более при­ят­ный вари­ант — скруг­лить её так же, как красную.

А ещё можно пере­стать счи­тать такую линию частью пучка и скруг­лить неза­ви­симо, как единственную.

Иде­ально — если уда­ётся обойти про­блему пере­сор­ти­ров­кой линий.

На австра­лий­ской схеме поез­дов плохо закруг­ля­ется линия : слева про­свет между ней и голу­бой линией непо­сто­ян­ной ширины. Как решить про­блему пере­сор­ти­ров­кой линий — непо­нятно. Но если скруг­ле­ние зелё­ной линии про­сто умень­шить, пере­став счи­тать её частью пучка, ста­нет лучше.

Пол­ный про­вал с согла­со­ва­нием скруг­ле­ний на схеме авто­бу­сов Риги. От таких пово­ро­тов оста­ётся ощу­ще­ние недо­де­лан­но­сти: вроде попы­та­лись согла­со­вать, но не смогли. Нужно или согла­со­вать пол­но­стью, или рас­со­гла­со­вать совсем.

Автобусы Риги, дизайнер Виктор Барышев

На ощу­ще­ние от схемы вли­яет раз­мер скруг­ле­ния, поэтому под­би­рать его стоит, глядя на схему издалека.

Схема с малень­кими скруг­ле­ни­ями обычно выгля­дит более стро­гой, уве­рен­ной, механистичной.

При уве­ли­че­нии скруг­ле­ний схема ста­но­вится «дружелюбнее».

Но и посте­пенно теря­ется геометричность.

Когда схема близка к финалу, хочется подо­брать наи­луч­шие раз­мер и форму скруг­ле­ний. Но когда все они нари­со­ваны вруч­ную, пере­ри­со­вать каж­дое по отдель­но­сти про­сто чтобы посмот­реть, не ста­нет ли чуть при­ят­нее глазу — слиш­ком боль­шая работа. Да и невоз­можно будет убе­диться, что они нари­со­ваны без ошибок.

Поэтому нужно иметь воз­мож­ность настра­и­вать скруг­ле­ния централизованно.

Ai

Совет: сде­лайте из пово­рота сим­вол. Доста­точно изме­нить сам сим­вол, чтобы посмот­реть, как изме­не­ние отра­зится на всей схеме. Здесь я для весе­лья нари­со­вал в сим­воле скруг­ле­ния бан­тик, и вся схема мгно­венно полу­чила бантики.

О символах в справке по Иллюстратору

Когда у схемы нет сетки углов, и она рису­ется «сво­бод­ной рукой», тре­бо­ва­ния к изги­бам ста­но­вятся только выше. Ведь одно дело, когда кра­соту создаёт систем­ность и еди­но­об­ра­зие — тогда её можно добиться про­стой аккуратностью.

Совсем дру­гое, когда кра­сота воз­ни­кает от без­упреч­ного чутья и уме­ния сохра­нять в линиях напря­же­ние. Здесь нет уни­вер­саль­ного рецепта. Гра­фи­че­ские дизай­неры, а тем более шриф­то­вики, отта­чи­вают такое чутьё десятилетиями.

Трамваи Одессы, 2016
Студия Лебедева

Остановки

Про­стей­шее обо­зна­че­ние оста­новки — точка, то есть малень­кий кру­жок. Так же в мате­ма­тике обо­зна­чают любые зна­чи­мые точки на графике.

Но это обо­зна­че­ние подой­дёт, только если марш­руты пока­заны тон­кими линиями.

13‑й поезд, дизайн мой

13‑й поезд,
дизайн мой

Скрыто 2 раз­во­рота

И обычные точки, и выколотые кружки встречаются на схеме поездов Парижского региона.

На старой берлинской схеме — большие кольца, а конечные остановки дополнительно увеличены.

Вариации выколотых кружков по размеру

Скрыто 4 раз­во­рота

Для пол­ноты кар­тины посмот­рим на вари­а­ции закра­шен­ных чёр­ных круж­ков по раз­меру отно­си­тельно тол­щины линии.

Вариации по размеру

Для хоро­шего кон­тра­ста можно закра­ши­вать кружки чёр­ным или белым в зави­си­мо­сти от цвета кон­крет­ной линии. Но это опасно — чита­тель может поду­мать, что цвета имеют раз­ный смысл:

Что здесь не так с оста­нов­кой на жёл­той линии?

Закра­ши­вать кружки каким‑либо ещё цве­том, кроме чёр­ного и белого, обычно при­чин нет.

Скрыт 31 раз­во­рот

Конечные

Конеч­ная — это оста­новка, так что для её обо­зна­че­ния можно обой­тись при­ё­мами из преды­ду­щей главы.

Но и осо­бое выде­ле­ние конеч­ных имеет смысл, потому что они исполь­зу­ются как иден­ти­фи­ка­тор марш­рута наряду с номе­ром или цве­том. На транс­порте без дина­ми­че­ского табло ука­зы­вают обе конеч­ные, а с табло — только пункт назна­че­ния. На оста­нов­ках марш­руты пере­чис­ляют тоже с ука­за­нием их номе­ров и направлений.

Челябинск. Трамвай по маршруту «Чичерина — Коксохим»

Стокгольм. Автобус до остановки «Станция Мэшта»

Тель‑Авив. Ближайшие автобусы — до остановок «Ридинг», «Центральная ж.‑д. станция», «Амидар Рамат‑Ган»

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Конеч­ные — хоро­шее оправ­да­ние для исполь­зо­ва­ния экс­тра­ва­гант­ных обо­зна­че­ний. Конеч­ных обычно немного, да и боль­шин­ство из них на пери­фе­рии, так что можно раз­влечься без ущерба для чита­е­мо­сти основ­ной информации.

Очень кра­си­вые конеч­ные при­ду­мал дизай­нер Роман Ват­ри­ков­ский для своей схемы любе­рец­ких автобусов.

Конечные в Челябинске:

Скрыто 4 раз­во­рота

Пересадки

Пере­садки в пол­тора раза важ­нее обыч­ных оста­но­вок: можно не только зайти и выйти, но и пере­сесть. Хоро­шее обо­зна­че­ние — выко­ло­тый кру­жок. Под одним круж­ком ней­траль­ного чёр­ного цвета могут пройти несколько линий, даже если одна из них сама чёрная.

Лондон, 1950, дизайнер Генри Бек. Рамси

Плат­формы одного пере­са­доч­ного узла ино­гда обо­зна­чают отдель­ными круж­ками — обычно цве́та их линий. Если все кружки каса­ются друг друга, то для изоб­ра­же­ния их связи доста­точно про­ре­зать белые «коридорчики».

Санкт‑Петербург. Студия Лебедева, 2015

Раз­дель­ное изоб­ра­же­ние плат­форм помо­гает пока­зать пере­садку между парал­лель­ными лини­ями или под­пи­сать плат­формы, если они назы­ва­ются по‑раз­ному. Ещё так можно намек­нуть на их гео­гра­фи­че­ское расположение.

Как я изображал одним кружком разноимённые платформы:

Скрыто 32 раз­во­рота

Направления

В иде­але транс­порт дол­жен идти в обоих направ­ле­ниях марш­рута по одним и тем же ули­цам с одними и теми же остановками.

Но в жизни это не все­гда так. Бывает, что оста­новка есть только в одном направ­ле­нии. Бывает, что часть марш­рута про­хо­дит туда по одной улице, а обратно — по дру­гой. Бывает даже, что на оста­новке какие‑то марш­руты из пучка оста­нав­ли­ва­ются только в одном направ­ле­нии, а какие‑то — в обоих.

О неудобстве асимметричных маршрутов:

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Ноттингем, 1975
Транзитмэп

Брауновский университет, дизайнер Майкл Керни
Транзитмэп

Трамваи Гданьска
ЗТМ

Важно, чтобы обо­зна­че­ния направ­ле­ний не сме­ши­ва­лись с обо­зна­че­ни­ями остановок.

В Нот­тин­геме стрелки тор­чат из самих линий, а оста­новки изоб­ра­жены пень­ками — отли­чить одно от дру­гого трудно. Дога­даться помо­гает отсут­ствие над­пи­сей возле стре­лок, но лучше выбрать обо­зна­че­ние, оче­вид­ное и без такого анализа.

На схеме шатла Бра­у­нов­ского уни­вер­си­тета ана­ло­гич­ная про­блема, только здесь нао­бо­рот: и оста­новки, и стрелки направ­ле­ний — выре­заны из линии.

В Гдань­ске ещё хуже: направ­ле­ния есть и у линий, и у оста­но­вок, при­чём обо­зна­чены они тре­уголь­ни­ками с едва замет­ными отли­чи­ями. Как не сбиться со счёту остановок!

В Брюс­селе стрелки направ­ле­ний хорошо отли­ча­ются от оста­но­вок, но и тут есть при­чина для путаницы.

В одних слу­чаях эти стрелки обо­зна­чают направ­ле­ние фраг­мента линии, а в дру­гих — направ­ле­ние отдель­ной остановки.

Если не разо­браться, то можно поду­мать, что весь отре­зок рабо­тает только в одном направлении.

Раз­ница только в том, насколько близко к оста­новке стоит обозначение:

Жела­ние исполь­зо­вать оди­на­ко­вый сим­вол понятно, но тут «эко­но­мия» неоправдана.

Скрыто 4 раз­во­рота

Зоны оплаты

В неко­то­рых транс­порт­ных систе­мах цена про­езда зави­сит от даль­но­сти поездки. Напри­мер, на желез­ной дороге могут про­да­вать билеты до кон­крет­ной стан­ции. Чтобы систе­ма­ти­зи­ро­вать и упро­стить пони­ма­ние цен, вво­дят зоны оплаты.

В Лон­доне про­езд­ной на метро стоит тем дороже, чем боль­шее коли­че­ство зон он охва­ты­вает. Жите­лям даль­него при­го­рода при­хо­дится пла­тить за еже­днев­ные поездки на работу больше, чем тем, кто живёт неподалёку.

На схеме зоны обо­зна­чены чере­до­ва­нием фонов и пронумерованы.

Скрыто 4 раз­во­рота

Подписи

Эле­менты тек­сто­вого оформ­ле­ния пла­ката со схе­мой мы уже обсуж­дали, когда гово­рили о фор­мате. А здесь речь пой­дёт о под­пи­сях на схеме, в первую оче­редь — о назва­ниях оста­но­вок. Пого­во­рим об их раз­мере, рас­по­ло­же­нии, наборе и стиле. Под­писи город­ских объ­ек­тов вроде пар­ков и рек обсу­дим ещё сле­дом в главе о городе.

Самое глав­ное — сде­лать подпи­си доста­точно круп­ными и рас­по­ло­жить так, чтобы у чита­теля не воз­ни­кало сомне­ний в том, к чему они отно­сятся. При рас­по­ло­же­нии нужно учи­ты­вать закон бли­зо­сти: под­пись должна сто­ять близко к сво­ему объ­екту и далеко от чужих.

Слож­ность тут в том, что на схеме очень высока плот­ность объ­ек­тов. Мел­кую под­пись легко раз­ме­стить, но когда начи­на­ешь её уве­ли­чи­вать, она неиз­бежно ока­зы­ва­ется рядом с чем‑то не тем, если вообще вле­зает. Тре­бу­ется юве­лир­ная работа.

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Инту­и­тивно хочется подо­брать раз­мер плашки так, чтобы на неё вме­ща­лась вся под­пись. Но такая плашка на пере­се­че­нии с линией может ока­заться больше, чем надо. Это зря затруд­нит чте­ние линии.

Лучше сде­лать плашку мини­маль­ного раз­мера, необ­хо­ди­мого для изо­ля­ции только пере­се­ка­ю­щего линию фраг­мента текста.

Бывает, что какая‑ни­будь одна тор­ча­щая над или под стро­кой буква сильно рас­тя­ги­вает плашку. Не хочется услож­нять форму плашки выку­сами, поэтому можно подви­нуть под­пись так, чтобы хотя бы меша­ю­щая буква ушла за пре­делы пересечения.

Когда удачный размер плашки подобран, можно поэкспериментировать и со степенью прозрачности.

Скрыто 2 раз­во­рота

Чикаго. Си‑ти‑эй

Ино­гда чтобы вме­стить под­пись, дизай­неры её ста­вят под углом. Осо­бенно это помо­гает на гори­зон­таль­ных участках.

Сто­я­щие под раз­ными углами подпи­си добав­ляют неряш­ли­во­сти и обычно встре­ча­ются на пло­хих схемах.

Стокгольм. СЛ

Сток­гольм­ская схема, несмотря на накло­нён­ные подпи­си, смот­рится опрятно — спа­сает рифма с лини­ями по 45‑гра­дус­ной сетке.

Но как бы там ни было, даже опрят­ную схему читать под углом неудобно, если только ты не индюк из Саус‑парка.

У индюка Гобблса голова волочится по полу, и он всё видит повёрнутым. Фандом

Сетка углов:

Автобусы Люксембурга, ВДЛ

Говоря о своей люк­сем­бург­ской схеме, дизай­нер Юг Церо­вич как‑то упо­ми­нал, что на накло­нён­ных линиях проще рас­став­лять подпи­си, потому что они не спо­рят с углом самих линий.

Медельин, дизайнер Кэмерон Бут. Транзитмэп

Это под­ска­зы­вает лов­кий приём: вме­сто наклона подпи­сей, накло­нить осталь­ную схему, то есть линии. Так все подпи­си оста­нутся гори­зон­таль­ными и читаемыми.

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Слишком далеко

Нормально

Слишком близко

Нормально

Плохо

Хорошо

Трамваи Волгограда. Дизайнеры Роман Дроботов и Денис Кравцов

На вол­го­град­ской схеме, кото­рую мы видели выше, ещё одна про­блема с подпи­ся­ми: они слиш­ком далеко от оста­но­вок, что затруд­няет чтение.

Для одно­знач­ной связи под­пись сле­дует раз­ме­щать близко к объекту.

Но важно и не пере­бор­щить. Здесь рас­сто­я­ние от подпи­си до обо­зна­че­ния оста­новки, внеш­нее по отно­ше­нию к подпи­си, ока­за­лось меньше рас­сто­я­ния между бук­вами самой подпи­си, то есть внут­рен­него. По пра­вилу внут­рен­него и внеш­него должно быть наоборот.

У мно­го­этаж­ных подпи­сей появ­ля­ется ещё одно «внут­рен­нее» — рас­сто­я­ние между стро­ками. Снова, плохо, если оно ока­зы­ва­ется больше «внеш­него», то есть рас­сто­я­ния до обо­зна­че­ния оста­новки. Сле­дует испра­вить это соотношение.

Артём Горбунов. Типографика и вёрстка. Глава «Правило внутреннего и внешнего»

Скрыто 13 раз­во­ро­тов

Такая визуализация называется фокус‑картой. Чем дольше человек смотрит в определённое место, тем «виднее» оно становится.

Стрелка здесь и далее показывает направление чтения линии по заданию.

Люблинская линия пока­зана на двух раз­ных чер­но­ви­ках схемы. В более позд­нем чер­но­вике взгляд чита­те­лей стал задер­жи­ваться на подпи­си «Пло­щадь Ильича», хотя это стан­ция дру­гой линии. В пер­вом чер­но­вике под­пись сто­яла дальше и не мешала.

На вто­ром чер­но­вике испы­ту­е­мые читали линию снизу вверх так: «Кожу­хов­ская, Дуб­ровка, Кре­стьян­ская Застава, Пло­щадь Ильи.. ой! Рим­ская!..» Неко­то­рые не про­из­но­сили «Пло­щадь Ильича» вслух, но всё же делали паузу в этом месте.

Линию стали читать снизу вверх пра­вильно после того, как назва­ние «Пло­щадь Ильича» отле­пили от неё, напи­сав в одну строку и сдви­нув чуть выше и правее.

Было

Чужая подпись «Площадь Ильича» мешает: её читают, хотя не должны

Стало

После перемещения подписи «Площадь Ильича» правее и выше её перестали «цеплять» при чтении

Скрыто 8 раз­во­ро­тов

Арбатско‑Покровскую линию на этой схеме пере­се­кает чужая под­пись «Чка­лов­ская» — можно пред­по­ло­жить, что она будет мешать при чте­нии линии.

Сразу хочется решить про­блему: как‑ни­будь изо­гнуть линию вокруг подписи.

К сожа­ле­нию, это не спа­сает: под­пись «Чка­лов­ская» оста­ётся на пути взгляда после подпи­сей «Бау­ман­ская» и «Кур­ская» — и мешает чтению.

В обрат­ном направ­ле­нии под­пись тоже мешает. Допол­ни­тель­ный изгиб линии не помогает.

Итак, подпи­си на схеме могут обра­зо­вы­вать «списки», кото­рые мы читаем сами по себе, забы­вая сле­дить за тем, как под ними изги­ба­ются линии. Чтобы найти меша­ю­щую под­пись без айтре­кинга, можно условно нари­со­вать линию взгляда и посмот­реть, какие чужие подпи­си попа­да­ются на пути.

Скрыто 2 раз­во­рота

Символы

Сим­вол — это ком­пакт­ное гра­фи­че­ское обо­зна­че­ние вида транс­порта, марш­рута, предо­став­ля­е­мых услуг, осо­бен­но­стей, огра­ни­че­ний в работе, нали­чия пар­ковки, достопримечательностей.

Эта глава могла бы назы­ваться «пик­то­граммы», но всё‑таки я решил, что номер марш­рута в кружке — это ещё не пик­то­грамма, а лого­тип транс­порт­ной ком­па­нии — уже не пиктограмма.

Сим­вол ино­гда ком­пакт­нее и зача­стую узна­ва­е­мее слова.

Скрыто 5 раз­во­ро­тов

Когда на схеме одна линия соот­вет­ствует несколь­ким марш­ру­там, без повто­ре­ния сим­во­лов марш­ру­тов не обой­тись, но и с ними очень сложно сле­дить за тем, как идёт кон­крет­ный маршрут.

Вот к пере­крёстку идут марш­руты 3, 5 и 9. Но после сли­я­ния 3 куда‑то про­па­дает — оста­ётся только 5 и 9. Где же 3? Ах, вон он, дальше!

Так, 9 свер­нул на бли­жай­шем пере­крёстке, а куда уже успел поде­ваться 5? Похоже, 5 повер­нул вме­сте с 9 и тут же достиг своей конеч­ной. Но уве­рен­но­сти в этом нет — цифра 5 встре­ча­ется ещё несколько раз на схеме.

Сле­дить за марш­ру­тами помогла бы рас­ста­новка их номе­ров на пере­крёст­ках, ведь мы теряем их именно там. Также хорошо допол­ни­тельно намек­нуть на тра­ек­то­рию дви­же­ния фор­мой изгиба линии.

На одес­ской схеме есть неудач­ное с этой точки зре­ния место, даже несмотря на то, что у каж­дого марш­рута свой цвет и линия. Номера 11 и 12 стоят на пово­роте, и кажется, что оба они пово­ра­чи­вают, но на самом деле 11 идёт прямо:

Трамваи Одессы. Студия Лебедева

Сколько маршрутов изображать одной линией?

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Роттердам, ~1974, «Тел‑дизайн». Транзитмэп

Эксперимент

Трамваи Одессы. Студия Лебедева