Лера!

Вы уже ответили на свой вопрос: писать можно что угодно, но у этого есть последствия. Из‑за публикации в соцсетях могут уволить, взять на работу, не взять на работу, начать травлю, захотеть дружить. Поэтому что можно писать, а что — нельзя, зависит от цели, которую вы преследуете.

У меня есть цель — профессионально расти: получать новые, всё более сложные, проекты, создавать команду, делать небольшие редакторские открытия. Я хочу работать с единомышленниками, которые разделяют мои ценности и принимают правила. Поэтому публично я пишу только о работе. Если я буду писать о семье, путешествиях, питании и балансе жизни и работы, возможно, это привлечёт больше читателей, но это будут уже не редакторы и потенциальные клиенты, а люди, которым просто интересна моя жизнь. Такое сбивает с цели.

С другой стороны, рабочая повестка становится ограничением. Есть вещи, которые кажутся мне важными и хочется о них писать, но я себе этого не позволяю, потому что они не вмещаются в тематику. Либо приходится придумывать, как привязать их к редактуре.

Я стараюсь помнить, что соцсети — это большой обман, и внешне здоровый и уверенный в себе человек может оказаться ранимым и несчастным. Но есть вещи, которые я всегда подмечаю в чужих соцсетях.

Я люблю изучать страницы людей, с которыми мне предстоит работать, и иногда это влияет на моё решение. Например, я обращаю внимание, когда люди пишут в соцсетях о своих болезнях, проблемах с режимом сна или приёме антидепрессантов. Я нормально к этому отношусь и не считаю, что о таком нельзя писать. Наоборот, это важно, чтобы не делать вид, что в мире живут только железобетонные люди без слабостей. При этом я бы не на любую работу пригласила такого человека. Писать статьи, которые я буду проверять и комментировать — да, без проблем. Здесь есть чёткие границы, и режим сна редактора меня не касается. Но персональным помощником я бы такого человека не взяла. В этой работе будет много личного, мне либо придётся подстраиваться, либо делать вид, что меня не касаются эти проблемы. В обоих случаях будет некомфортно. Так что для меня даже полезно, когда специалист пишет о личных проблемах в соцсетях, я могу скорректировать ожидания. Но специалисту его же публикации могут помешать получить работу.

Ещё меня настораживают рьяные трудоголики, которые пишут только о работе и любви к работе; и активисты со слишком напористым и обвинительским тоном. Мне всегда кажется, что там скрывается слишком много демонов и работа с таким человеком будет непредсказуемой.

В целом по постам в соцсетях видны масштаб мышления, внутренние демоны, лексический уровень. Если человек репостит страшилки об иголках с ВИЧ в кинотеатрах, для меня это показатель того, что он не проверяет факты. Если много критикует и высмеивает, скорее всего, сам слишком не уверен в себе. Если не может чётко донести мысль и формулировать идеи, вряд ли из него получится сильный автор.

Если обобщить, мой ответ такой:

Сначала сформулировать цель, потом — решать, о чём писать

Артём Горбунов рассказывал, почему не стоит писать о своих болезнях в соцсетях, на конференции Академии Яндекса

Если ваша цель — помочь подписчикам лучше относиться к людям с личностными расстройствами, пишите о личностных расстройствах и как с ними жить. Если выглядеть профессионально — рассказывайте о своей работе и приёмах. Если вовлекать в политическую повестку — говорите о политике. Если создавать образ хорошего семьянина — публикуйте фотографии с семьёй. А можно писать обо всём сразу, если цели нет.

Артём Горбунов рассказывал, почему не стоит писать о своих болезнях в соцсетях, на конференции Академии Яндекса

Главное — помнить, что если вы сами не сформируете себе образ, который хотите доносить до подписчиков, подписчики сделают это за вас. Но их образ может вам не понравиться.

P. S. Это был воскресный совет о профессии редактора. Присылайте вопросы

Текст, редактура и информационный стиль
Отправить
Поделиться
Запинить

Рекомендуем другие советы