Марина!

Вы как будто исходите из предположения, что статистические данные — это неинтересно.

Артём Горбунов рассказал историю, как в 2006 году, когда он работал в студии Лебедева, принёс Тёме полосу для журнала Раша:

Тёма сказал, что это скучновато. На что Артём ответил: «А ты присмотрись к эпиграфу»:

И Лебедев сказал: «А тогда ладно».

Данные бывают разными, здесь многое зависит от темы. Если вы будете рассказывать статистику, от чего умирали люди в России в 2019 году, это наверняка привлечёт внимание. Тема смерти всегда вовлекает, поэтому и статистику читать о ней интересно. Читатель смотрит на данные и прикидывает, какие у него шансы от чего умереть. Ещё интересно читать статистику про аборты, гомосексуализм, пенсии и заработки чиновников, потому что это болезненные и спорные темы.

Конечно, способ подачи материала тоже важен, а если тема не такая уж вовлекающая, то в ней особенно придётся уделить внимание тому, как структурировать информацию. В работе с цифрами я советую попробовать контринтуитивное правило:

Чтобы сделать статистические данные интересными, надо перестать пытаться делать их интересными

Это значит, что если считать цифры по умолчанию неинтересными, то можно слишком увлечься в попытках собрать более захватывающий материал. Например, вы пишете о российском бизнесе в цифрах, но цифры приводите внутри историй героев, исторической справки, комментариев экспертов из разных отраслей. Наверняка у вас получится хороший материал, но это будет уже не статистика, а исследование. Фокус статьи сместится, задачи будут другими. Поэтому не надо пытаться превратить цифры в историю с сюжетом и героями.

Чтобы цифры стали интересными, их нужно выбрать, сформулировать, правильно подать. Это глубокая редакторская работа.

Цифры интересно показывать в динамике и сравнивать с чем‑то знакомым. Если говорите, сколько людей в России живут без горячего водоснабжения, покажите данные за предыдущие годы. Если называете расстояние до Луны, скажите, сколько времени понадобилось бы, если бы мы летели до неё на обычном самолёте.

У Нассима Талеба в книге «Антихрупкость» есть вот такой фрагмент:

В США мы сжигаем 12 калорий топлива на транспортировку пищи, чтобы получить одну калорию при питании. В СССР это соотношение было один к одному

Если бы Талеб просто сказал, сколько тратится топлива на доставку пшеницы, это была бы скучная цифра, из которой трудно сделать какой‑то вывод. Но он показал эту цифру в соотношении и сравнил с другой страной. И читатель сразу делает вывод об эффективности транспортировки.

P. S. Это был воскресный совет о редактуре текста. Присылайте вопросы

Текст, редактура и информационный стиль
Отправить
Поделиться
Запинить

Рекомендуем другие советы