По‑человечески мне это не нравится: неприятно, когда кто‑то наживается на твоей работе. К счастью, есть и другие плоскости.

Юридическая плоскость

Дальше смотрю в юридической плоскости: нарушаются ли мои права на товарные знаки или произведения? Если я вижу, например, что используются мои товарные обозначения, я передаю дело юристам и дальше профессионалы делают свою работу. Обычно сумма требований в несколько десятков раз превышает сумму, которую эти люди зарабатывают на своих курсах, что надолго отбивает у них желание заниматься такой работой.

Например, инфобизнесмен в Инстаграме хвастается, что по его книгам учится 4 тысячи человек. И среди его курсов есть обещание подарить участникам электронную версию «Пиши, сокращай». Берём стоимость книги, умножаем на 4 тысячи, плюс штрафы, плюс мои душевные терзания, плюс расходы на юристов и нотариусов — набегает на 600 тысяч рублей. В личном разговоре человек признается, что он продал максимум 20 этих курсов. Ну что ж...

Профессиональная солидарность

Я отмечаю людей, замеченных в недобросовестном копировании. Я не буду способствовать развитию их карьеры. Например, когда у меня попросят рекомендации хорошего агентства или студии, я порекомендую кого угодно, но не этих ребят. Если спросят — «А как тебе агентство такое‑то?» — я честно расскажу о своём отношении к плагиатчикам. Но за пределами этого я не вижу смысла специально идти и воевать с этими людьми: война обойдется мне дороже, чем им, а на каждый роток не накинешь платок.

Недавно телеком‑оператор спрашивал мнение об агентстве, которое хотело делать им контент‑маркетинг. Я указал им, что ребята нечистоплотные. В итоге конкретно это агентство не стало обслуживать этот проект — не факт, что из‑за моей рекомендации. Рассказываю как есть.

Прагматическая сторона

Распространение не менее важно, чем реализация. Если кто‑то вкладывает больше усилий в продвижение продукта и лучше его рекламирует, то его продукт будет более успешным, и это справедливо. Продвижение — это тоже работа и она не менее важна, чем создание.

Представьте, что я сделал курс по редактуре, а кто‑то другой тоже его сделал (допустим, рерайтнул). Я вкладываю в продвижение курса ноль рублей и его покупает 30 человек в месяц. А другой человек вкладывает 100 тысяч рублей и его покупает 100 человек в месяц. Очевидно, что это разный уровень усилий и разный подход.

Может показаться, что люди воруют мои идеи — а значит, идея чего‑то стоит. Но идея ничего не стоит. Чего‑то стоит лишь её реализация. В своё время я вдохновился идеями Чуковского, Норы Галь, Странка и Уайта. Они вдохновились идеями редакторов до них. Идеи распространяются и живут — и с этой точки зрения хорошо, что кто‑то продолжает и развивает мои идеи, пусть и таким мелочным способом.

Философское

В районе 2000⁠—2002 года я занимался компьютерной графикой и фанател по «Ководству» Лебедева. Я познакомился в интернете с каким‑то товарищем, которому понравились мои картинки, а потом я увидел, что он украл мою картинку и поставил себе на сайт. Я страшно расстроился, психанул и почему‑то написал об этом Лебедеву. Как так, мол, воруют, несправедливо!

Ответ Тёмы я несу через всю жизнь:

Текст, редактура и информационный стиль
Отправить
Поделиться
Запинить

Рекомендуем другие советы