Бюро Горбунова исполнилось 15 лет.

Мы любим рассказывать о своих продуктах и проектах, но всё же не распинаемся, будто мы самые лучшие и влиятельные на свете, формируем дизайн‑сообщество, воспитываем вкус и делаем всех вокруг счастливыми. Мы с удовольствием раскрываем внутреннюю кухню, но не даём сами себе публичных оценок.

Сегодня — исключение. 15 лет неплохой повод попробовать перечислить самые важные достижения бюро, которые совершенно определённо повлияли на поколение дизайнеров, редакторов, программистов и менеджеров. Я надеюсь, что вы не заскучаете и простите мне хвастовство ради юбилея.

Кодекс. Первое, чем я горжусь — тем, что было в бюро с первого дня. Это рабочая этика, в которой интерес к профессии, погружение в проект, ценность клиента и работа с его ожиданиями изначально стояли на первом месте, а сейчас доведены до недостижимого для других уровня. Спросите любого нашего клиента из тех, кто работал с другими студиями или агентствами. Это не значит, что у нас не было провалов, но даже в этих ситуациях мы были честны и старались делать всё, что в наших силах. За 15 лет у бюро не было ни единого суда с клиентами, и я надеюсь, что так и будет оставаться дальше как можно дольше. Кодекс бюрошника, хоть и разжигал вокруг себя споры, послужил вдохновением для многих людей и компаний.

Советы. Первый совет я записал в апреле 2007 года, через два месяца после открытия бюро. Сейчас это самая большая база знаний о дизайне, интерфейсе, фотографии, редактуре, управлении, переговорах и другим связанным дисциплинам в России — скоро будет уже 4000 советов. То что вы сейчас смотрите — это всего лишь понедельничная рубрика советов. А вы не знали? Заходите на сайт бюро и посмотрите сами :‑)

Ресурс. Следующее достижение — уже в 2008 году бюро перешло на гибкий график работы для всех сотрудников. Мы были первой заметной компанией, которая публично сказала своим сотрудникам: работайте где и когда вы хотите, нам наплевать, пойдёте ли вы в кино в середине дня, у вас больше нет рабочего графика. Когда мы объявили об этом на сайте, мне написали два незнакомых директора, которые сказали, что они это уже пробовали и у меня развалится компания, а знакомые крутили пальцем у виска. Причём те, кто работал не в дизайне говорили, ну, вы творческая компания, вам так можно, в настоящем бизнесе это не сработает, а те кто работали в дизайне, говорили, что это не сработает именно с творческими сотрудниками, потому что им нужен жёсткий контроль. И что? С тех пор мы работали удалённо за десять лет когда это стало, простите за выражение, модно, а пандемия повлияла скорее на наш досуг, чем на нашу работу.

Работоспособный дизайн. Но вернёмся назад и поговорим о дизайне продуктов и услуг. В 2010 году произошёл важнейший сдвиг в нашем понимании дизайна. Мы увидели, что как бы хорошо дизайнер ни сделал прослойку между продуктом и пользователем, его внешнюю обёртку, форму, интерфейс — это не гарантирует успеха продукта. И мы осознали, что в основе успешного продукта работоспособная система. В первую очередь нужно проектировать не интерфейс, не юикс, не сценарии использования — нужно проектировать систему в целом. И бюро стало первой компанией в России, которая объявила, что занимается дизайном продуктов и услуг. Посмотрите сами — в архиве новостей бюро за 2010 год можно найти новость о том, что Марк Крымов проводит семинар о дизайне продуктов и услуг. Если вы найдёте в интернете более старое упоминание этого термина, напишите в комментариях. И хотя некоторые клиенты тогда удивлялись, зачем мы задаём им вопросы об их бизнесе, мы стали помогать им запускать продукты — тогда и случились легендарные Раз‑два‑трип, Гетвеар, Актион и многие проекты с тех пор, залезайте в портфолио в свежий Деликат. Это сейчас каждый второй называет себя дизайнером продуктов, но я рад, что мы были пионерами в этой области.

ФФФ. В 2011 году бюро сделало ещё один отчаянный шаг — мы официально ввели ФФФ, несдвигаемые дедлайны и гибкую функциональность проектов с клиентами и внутри бюро. Тогда это было просто немыслимо, по сути мы говорили клиентам — ребята, мы с вами с двух сторон подписываемся под этой датой, и совершенно не факт, что мы вместе с вами сделаем ровно то, что написано в нашем договоре, возможно, нам придётся пожертвовать чем‑то ради дедлайна. И не просто говорили это, это было написано в нашем договоре. Да, когда мы это объявили, от нас ушли некоторые текущие клиенты, с которыми изначально были другие договорённости. Но новых клиентов это не останавливало, а потом вернулись и старые. И хотя эта идея распространилась в разных формах и не только благодаря нам, до сих пор мало кто кроме нас умеет соблюдать сроки.

Информационный стиль. Так. Мы. Придумали. Информационный стиль. Максим Ильяхов как бренд давно известнее в России, чем бюро, но сам термин «информационный стиль», который, кстати, в бюро не сокращают, принцип «стоп‑слов», и вообще идея относиться к тексту как к дизайну возникли в бюро ещё до прихода Максима. Это уже потом появились курс и шкала Главреда, построенная на стоп‑словах. Но — Максим первый главред бюро, и без него не случилось бы ни первого курса, ни последующей революции в коммуникации, когда все вокруг мечтают стать редакторами, а госуслуги, общественный транспорт и чиновники учатся избавляться от канцелярита и общаться по‑человечески. 15 лет — наш общий праздник.

Лучшие курсы вокруг дизайна в России. Бюро популяризировало и другие дисциплины и курсы. У нас лучший в России фундаментальный курс по интерфейсу, единственный в России курс по навигации в общественных местах, лучший в России курс по переговорам и самый адекватный и практичный курс по управлению проектами. Не буду умалять и свои личные заслуги — я написал книгу о типографике и вёрстке, которая не отвлекает внимание на мелкие задротские детали вроде свешивания сопелек с базовой линии, а наконец‑то объясняет, как сцуко расставить текст на чёртовой странице, чтобы она не разваливалась. У всех наших дисциплин и курсов есть подражатели, которые используют наши словесные и смысловые конструкции. Например, раньше все говорили просто «управление проектами», а теперь все говорят «управление проектами, командами, людьми и собой». И это супер.

Школа. Я надеюсь, что я вас ещё не утомил, но у нас на таймлайне всё ещё 2014 год. Это год, когда мы открыли Школу дизайнеров. Это коммерческая школа с самой крезовой бизнес‑идеей — а давайте мы будем выгонять 70% студентов на каждой следующей ступени. В итоге это мы сделали дистанционную школу, которая не просто работает эффективнее других онлайн‑школ, наша школа работает эффективнее офлайновых и выполняет своё обещание — даёт билет в профессию и погружение в профессиональную тусовку. А потом мы умножили школу на три — у нас появились Школа редакторов и Школа руководителей. Кстати, тут у нас тоже появилось много языковых подражателей — всякие школы стартаперов, школы достигаторов, школы сталкеров и школы прочих суперменов.

Свой формат интерактивных книг. В 2015 году я исполнил свою мечту и издал свою первую книгу. Но не просто издал — бюро создало собственный формат интерактивных книг, который впервые относится к книге бережно, как к ценному артефакту. С тех пор мы издали очень хорошие книги по дизайну, редактуре, фотографии, управлению, искусству, а также на другие вдохновляющие темы — шахматы, японский язык. А недавно анонсировали свою первую детскую интерактивную книжку. И не планируем останавливаться.

Сообщество. И да, самое важное достижение бюро — сообщество дизайнеров, редакторов, руководителей проектов, с которым мы имеем удовольствие контактировать ежедневно. Все, кто вам кажется авторитетами в бюро — это и есть вы, наше сообщество. Откуда, по‑вашему, берутся новые бюрошники? Мы постоянно ждём новых соратников и единомышленников — смотрите, читайте, учитесь и приходите в бюро.

Отдельно я хочу сказать большое спасибо всем, кто работает и когда‑либо работал в бюро. Я люблю всех, кто был в бюро, даже с кем расстались после ссоры или просто криво. Да‑да, даже если вы думаете, что это не так. Напишите мне пару слов, если вас до сих пор что‑то гложет. Ну и я вас добавлю в Бюрочатик, там тусуются все, кто когда‑либо работал в бюро :‑)

Ух, я наконец‑то перестаю хвастаться. Всё, что я рассказал, не значит, что я считаю бюро идеальным. Я нередко встречаю холодное или даже ядовитое отношение к бюро взрослых дизайнеров в других компаниях, которые выросли на наших советах. Конечно, мне обидно, но я понимаю, что это моя вина.

Мы совершали много ошибок. Когда‑то мы были слишком категоричны, из‑за чего бюро стали упрекать в догматичности. В первые пять лет бюро делало очень продуманный, но довольно слабый визуально дизайн. Мы сильно прокачались в графдизайне с тех пор, но до сих пор встречаем отголоски ещё той репутации.

Бюро очень жёсткое и требовательное к новичкам, из‑за чего мы, возможно, не дали шанса закрепиться и вырасти потенциальным самородкам. Мы это осознали и работаем над атмосферой, чтобы поддерживать инициативу и предлагать начинающим бюрошникам больше самостоятельности. Возможно, вы уже заметили некоторые свидетельства — послушайте подкасты наших дизайнеров, ссылки в описании.

Я неслучайно как бы подвожу черту. Бюро стоит на пороге интересных изменений — как внутри, так и снаружи. Мы меняем подход к управлению бюро, меняем атмосферу, запускаем новые проекты. В этом году вы услышите о кардинально новом направлении в бюро. А пока поздравьте нас с пятнадцатилетием. Мы с удовольствием для вас работаем. Я вас всех люблю, обнимаю, целую, увидимся в каментах!

До следующей недели. С днём рождения, бюро!

P. S. Это был понедельничный совет о дизайне и вдохновении в новом формате. Присылайте вопросы и подписывайтесь
Вдохновение
Отправить
Поделиться
Запинить

Рекомендуем другие советы