Итак, я рассказал о том, как мой дизайнерский идеал был разбит:

Если интерфейс продукта хорошо спроектирован и качественно воплощён, то и сам продукт будет успешен.

Какова же связь интерфейса с продуктом?

Представим себе автомобиль. Блестящий кузов на колёсах, с фарами, дверьми и окнами. Внутри — кресла и диван для пассажиров. Спереди — приборная панель, зеркала, руль и педали. Так выглядит автомобиль для водителя и его пассажиров.

Вообразим теперь, как выглядит автомобиль с точки зрения колеса. Для колеса весь автомобиль — это ступица, которая его крутит:

Джип Вранглер Ти Джей с точки зрения колеса. Джипз

Если бы колесо было наделено восприятием, то представляло бы себе автомобиль как маленькую ржавую штуковину на пяти болтах, которая либо находится в покое, либо бешено крутится с ускорением или замедлением, заставляя вращаться само колесо. А весь мир казался бы колесу асфальтом, щебёнкой и грунтом.

С точки зрения инженера, ступица — важный, но не главный элемент. И уж точно в ней не заключена суть автомобиля, как кажется нашему колесу. Более того, она не в руле, педалях, дверях и креслах, как представляется пассажирам.

С точки зрения инженера, суть автомобиля как технического устройства заключается в его работоспособной системе. В двигателе взрывается бензин, смешанный с воздухом, или вращается ротор в магнитном поле. Движение двигателя передаётся через трансмиссию (включая те же ступицы) на колёса, которые обеспечивают движение за счёт силы трения с землёй.

Пользовательский интерфейс, промышленный и графический дизайн продукта — это прослойка, область его взаимодействия с потребителем. По сути — это та же трансмиссия, благодаря которой продукт и пользователь образуют единую систему.

Из аналогии с трансмиссией есть два важных следствия. Во‑первых, прослойка важна, но это ещё не весь продукт. Если интерфейс не определяет, будет ли работать продукт, то что же определяет? Ответ — работоспособная система. А отчего зависит работоспособность системы? От того, насколько эффективно она выполняет своё полезное действие в течение предполагаемой жизни, не разрушаясь.

Продукт будет успешен, если в его основе лежит работоспособная система.

Дизайнер продукта не может позволить себе ограничиться его внешней стороной — экранами, графикой, формой и даже сценариями использования. Он работает с системой в целом.

Во‑вторых, трансмиссия — это источник потерь. Передающие шестерёнки, ремни и втулки снижают КПД устройства. Поэтому инженеры всегда в поисках святого Грааля — устройств без лишних передач:

Прямо в колесе

В автомобилях с двигателем внутреннего сгорания двигатель соединён с колёсами через сцепление, коробку передач, карданный вал или шрусы. В автомобилях Тесла электродвигатель подключён к колёсам напрямую без коробки передач и сцепления. А компания Протеан разрабатывает электродвигатели, встроенные в колёса, — позволяющие полностью отказаться от мостов, приводных валов, передач и дифференциалов.

Точно так же сценарии, окна и кнопки пользовательского интерфейса — источник потерь аудитории, денег и времени в продукте.

Интерфейс — зло.

Дизайнер продукта ищет способы избавиться от лишних конструкций и сценариев в системе, чтобы повысить её работоспособность.

Оба следствия соотносятся с общими принципами максимизации полезного действия и минимизации конструкции в дизайне.

В следующих советах мы попробуем сформулировать принципы работоспособных систем, и начнём с формулы.

P. S. Это был понедельничный совет о решении дизайнерских задач. Хотите знать всё о полезном действии, разрешении противоречий, работоспособных системах, законах, приёмах и формулах? Присылайте вопросы.
Дизайн продуктов
Отправить
Поделиться
Запинить

Рекомендуем другие советы