Антон!

Шрифтовики классифицируют шрифты по форме. На основе типичных признаков они могут предсказать, насколько хорошо шрифты будут сочетаться. Это помогает в работе, но я как дизайнер гораздо хуже владею шрифтовыми тонкостями. Поэтому зачастую я опираюсь не столько на формальные признаки, сколько на происхождение шрифта, его культурный фон и ощущения, которые он вызывает.

Для меня Гилл — это британская имперскость:

Ужасная К и сомнительная Д — я бы поискал другой ДИН

ДИН — немецкий чертёжный педантизм и плакатный ахтунг:

Ужасная К и сомнительная Д — я бы поискал другой ДИН
Мы, кстати, его любим и использовали до того, как появился Бюросанс.

Ансельм — современный хулиганский гротеск:

Мы, кстати, его любим и использовали до того, как появился Бюросанс.

К сожалению, вы не показали свой макет, поэтому предполагаю, что эти яркие самобытные шрифты найдут между собой примерно такое же взаимопонимание, как русский, немец и поляк в анекдотах. То есть в дизайне получится анекдот.

Я не пурист и не считаю, что нельзя смешивать в макете два гротеска. Но в паре необходим, во‑первых, контраст, например: простого и сложного, яркого и нейтрального, широкого и узкого, жирного и тонкого. Во‑вторых, гармоничной паре нужны и общие черты, например: пропорции, насыщенность, настроение.

В журнале «Генеральный директор» мы хотели создать простое, «гротескное», модульно‑сеточное настроение. Но решили добиться его не формальным швейцарским подходом с одним шрифтом, а рискнули использовать в одном макете одновременно и Гельветику, и более выразительный геометричный Гилрой (который чем‑то напоминает Акциденц).

В колонтитуле и подписях Гельветика, в заголовке — Гилрой. Дизайн журнала «Генеральный директор»

Шрифты совсем разные, но близкие по культурному фону, поэтому, мне кажется, дизайн работает.

Отправить
Поделиться
Запинить

Комментариев пока нет

Рекомендуем похожие советы