x
 
Камилла Газиева
1 апреля 2018
Советы почтой каждую неделю
Пожалуйста, получите наше письмо, чтобы подтвердить свой адрес:
Вы подписаны на «Советы за неделю»:

Привет!

Наверное, вопрос к Максиму Ильяхову.

Иногда я пишу статьи для онлайн-изданий. Я вкладываю в работу много ресурсов. Вложения окупаюстся: редакторы говорят, что статьи хорошие. Я стараюсь подбирать иллюстрации, если есть возможность. Но потом статья выходит, а там и фото не такие, и сверстано всё так, что текст не читается. Финальный продукт иногда расстраивает, показывать его в портфолио не хочется.

Вопрос: как автор может контролировать финальный вид статьи? Понимаю, что можно предлагать свой вариант верстки сразу с текстом. А что делать, если говорят, что технически ресурсы издания ограничены, и как-то по-особому верстать не могут.

Спасибо.


Камилла, я знаком с подобными ситуациями. Иногда я сдаю клиенту текст, а потом дизайнер делает из него нечитаемое полотно. Следуя традиции, поделюсь тремя соображениями.

Журналу плевать на ваше портфолио, и это нормально. Ваш основной мотив — что вы не можете похвастаться работой в портфолио, но это только ваши проблемы, уж простите. Ради вашего портфолио журнал действительно не должен ничего менять в работе, их полезное действие — в чём-то другом.

Вопрос в полезном действии. Если редакция журнала хочет, чтобы их статьи читали и понимали, то вы сможете с ними договориться. Пообщайтесь с редактором. Покажите, что вас тревожит в вёрстке. Используйте аргументы в мире редакции:

  • Тема сложная, без схемы читатель не разберётся.
  • Главная эмоция статьи — в фотографии. С новой фотографией эмоция пропала, статья стала скучнее.
  • У статьи сложная структура, нужны заголовки. Без заголовков читатель потеряется и пролистает.

Обратите внимание: ни слова о вашем портфолио.

Не все издания хотят, чтобы их читали. У некоторых изданий полезное действие в том, чтобы материалы просто выходили. Например, это корпоративное издание, которое никто не читает, но для отчёта важно, чтобы оно выходило в срок. Или это печатное издание, и если оно не уйдёт в типографию сегодня, то оно не выйдет к концу квартала, и тогда его вообще можно не сдавать — тогда сроки будут для редакции важнее, чем работа над деталями.

Или, допустим, это онлайновое СМИ, и издатель поставил редакции такую задачу: «Как можно больше статей в день с хорошими заголовками». И у них ограниченные возможности админки, они не могут сверстать красиво. Или они могут использовать фотографии только из определённого фотобанка. Ничего тут не поделаешь, можно разве что не работать с таким изданием. Или помочь им доработать админку, если вы умеете.

Работа издания — это не всегда борьба за читателя, стремление к правде и высокому качеству. Есть издания, которые разрешают себе публиковать нечитаемые полотна текста, и всем от этого хорошо.

Работать ли с такими изданиями — это уже ваш личный выбор.

В своей работе я стараюсь ещё до старта понять, кому предназначен текст, кто и как будет его читать. Это знание помогает вести переговоры и аргументировать свою позицию. Недавно был такой случай.

Мы писали текст для брошюры, которую вручат директорам крупных российских компаний. Клиент — консалтинговая компания. Руководителю важны мелочи: чтобы в офисе было чисто, консультанты были хорошо одеты, в офисе подавали вкусный кофе. Брошюру вручат на большом семинаре, и клиенту было важно, чтобы они её прочитали.

Мы долго писали с клиентом текст, сильно вылезли за сроки. В итоге менеджер в спешке передал его корректору и на вёрстку. Я попросил показать мне результат, «мало ли что».

Из-за какой-то технической проблемы после корректора все тире в тексте превратились в дефисы, а абзацы слиплись: раньше они набраны с отступом, но, видимо, у корректора слетели настройки абзацев. Это, конечно, некритично, статью всё ещё можно было понять, но выглядело неряшливо.

Дизайнер сверстал ровно так, как было в документе: с дефисами и слипшимися абзацами. Я выкатил замечания. Менеджер сослался на сроки, мол, сколько можно править текст, у нас сроки горят, давайте печатать, текст читаемый, клиент всё поймёт.

Мой ответ: «Конечно, ваши клиенты поймут статью и так. Но сейчас текст выглядит неаккуратно, как человек в мятой рубашке. Я боюсь, что клиентам будет неприятно читать такой текст. Предлагаю потратить время дизайнера и навести лоск. Готов показать дизайнеру, как это сделать за полчаса».

В итоге дизайнер всё сделал сам, текст вышел аккуратным.

Ответ на ваш вопрос: чтобы проконтролировать финальный вид статьи, нужно об этом попросить. Чтобы уговорить редакцию что-то переделать, нужны аргументы в их мире. Чтобы найти эти аргументы, нужно понять, чем они живут — они за качество, или им важнее сроки, или им важно минимально напрягаться? Понимая это, вы найдёте общий язык с редакцией.

Текст и редактура — дисциплина Школы редакторов. Набор весной. Оставьте почту, и мы напишем вам, когда откроется следующий набор.
 

Поделиться
Отправить

Цель рубрики — обсуждение вопросов дизайна всех видов, текста в дизайне и взаимоотношений дизайнеров с клиентами.

Мы публикуем комментарии, которые добавляют к уже сказанному новые мысли и хорошие примеры. Мы ожидаем, что такие комментарии составят около 20% от общего числа.

Решение о публикации принимается один раз; мы не имеем возможности комментировать или пересматривать свое решение, хотя оно может быть ошибочно. Уже опубликованные комментарии могут быть удалены через некоторое время, если без них обсуждение не становится менее ценным или интересным.

Вот такой веб 2.0.

Как развивать креативность? Дизайнер лезет в текст Почему в переписке нельзя использовать «Доброго времени суток»?




Недавно всплыло

На основе ролика о распознавании инсульта создан плакат. Вторая часть 1 3 3 2